Республика Бурятия

Выбрать регион
ВойтиЗарегистрироваться
Логин
Пароль
Забыл пароль

Краеведческий портал

Районы

О чем поведал старый тракт… (историческое повествование) часть1

9 февраля 2012

Слово к читателям

 

Нам дорог каждый уголок родной земли. Как бы ни складывалась жизнь людей, как бы далеко ни забрасывала их судьба, но они всегда стремятся вернуться на родину, чтобы поклониться родным местам, могилам своих предков.

 

День сегодняшний не похож на день вчерашний. Но прошлое нельзя вычеркнуть из жизни. Оно с каждым человеком до конца дней его и определяет его поступки, его жизнь, его бессмертие.

Человеческая память обладает удивительным свойством хранить все, что связано с жизнью, с историей человечества. Она передает, как эстафету, нам наследие всех поколений, живших до нас.

В одном из своих последних выступлений, обращаясь к молодежи, академик Д.С.Лихачев говорил так: «Для того, чтобы беззаветно любить Родину, надо знать, за что  ее любить, надо знать ее историю, знать героев и их великие подвиги. Уметь ценить и понимать красоту, созданную и завещанную нам нашими славными предками…

 

И то, что история донесла до наших дней. Все это сохранилось не случайно. Это величайшая ценность, данная нам в наследство. Память о замечательных событиях прошлого пробуждает лучшие человеческие чувства, формирует качества патриота и гражданина». Книга, которую вы держите в своих руках, - первый опыт, результат многолетней (в течение 25 лет) поисково-исследовательской работы, неустанных розысков архивных документов, свидетелей событий, сопоставления фактов. Это документальное повествование ценно тем, что в нем отсутствует вымысел, оно построено на живом материале огромного количества рассказов и воспоминаний земляков. Я благодарна и признательна всем старожилам - свидетелям прошлого, чья уникальная память сохранила для потомков детали, имена, даты, события тех давних лет.

     

 

Надеюсь и верю, что эта эстафета не прервется.

Нет, связь времен не оборвется,

Когда замрет моя рука:

Ведь кровная тропинка вьется

В грядущее – через века.

 

Татьяна ГАРМАЕВА.

 

О чем поведал старый тракт…

 

Все начинается с дороги:

Проспекты, улицы, дома.

Все начинается с дороги:

И новый день, и жизнь сама.

 

Дороги… На карте они похожи на артерии, жилками пронизывающие республику – шоссейные и просто проселочные. Одни из них проложены недавно, другие уходят в глубь веков. Основные тракты назывались «столбовыми дорогами».


Присоединение к России в начале XVIII в. огромных территорий Восточной Сибири и Приамурья и их освоение потребовало иметь удобные и надежные пути сообщения.

Первой транспортной «магистралью», проложенной в Забайкалье, стал так называемый Московский (Сибирский) тракт, шедший от Москвы на Дальний Восток и представлявший собою обыкновенную тележную дорогу для гужевого транспорта. Иногда его называли «государева дорога», а буряты – «Улаанай харгы». Данный тракт проходил через города Иркутск, Верхнеудинск, Читу.


Здесь глушь была и тишина,

Отсюда страшная дорога

Людей на каторгу вела,

Шла от острога до острога,

От плит до новых плит могильных.

Здесь тракта каждая верста

Измерена шагами ссыльных.


По этой дороге ехали первые переселенцы на Амур, шли каторжане на Горный Зэрентуй и Акатуй, шли и ехали политические ссыльные в Сибирь. До 1863 года по Московскому тракту прошло полтора миллиона каторжан, побывали в этих местах и многие выдающиеся деятели русской культуры, науки, известные путешественники, исследователи, писатели. По нему же в свое время прогнали в ссылку участников восстания Емельяна Пугачева, потомки которых до сих пор живут в Колесово, Творогово, Шигаево и других селах Кабанского района. По этому же тракту проследовали на каторгу и в ссылку  декабристы, а в 1756 г. в Бурятию прибыли первые семьи раскольников-старообрядцев, так называемых «семейских».

 

 В начале XVIII века Московский тракт пересекал уже Западную Сибирь и в Восточной Сибири доходил только до Тайшета. В 1726 году началось строительство этого тракта от Тайшета до Читы. Любопытно, что государство выделяло на эти цели по 1000 рублей на каждые 10 верст дороги. Это следует из Указа Петра I о порядке постройки дороги, а в инструкции указывалось, что «каждый обязан строить дорогу с крайним радением, следя того, как бы казне было безубыточно и в проезде способно и благовременно и впредь прочно».

 

Строительство этого участка дороги продолжалось 14 лет (по данным известного автора историко-географических исследований В.В.Воробьева в книге «Города южной части Восточной Сибири», изданной в 1959 г.).


Хоринцы привлекались ежегодно на ремонт труднейшего Прибайкальского участка Московского тракта через заснеженные хребты Хамар-Дабана.


Строительство Нерчинского тракта велось под руководством известного мореплавателя командора Витуса Беринга. Направляясь в 1733 году во главе II Камчатской экспедиции, он имел дополнительное поручение по налаживанию почтового тракта. В книге П.Ф.Калашникова читаем: «Станы были размещены на расстоянии 50-60 км. Для соблюдения точности отправки почты, правительство приписывало создавать поселки из русских поселенцев на протяжении всего Московского тракта». Позднее участок Московского тракта от города Верхнеудинска до Читы был переименован в Читинский тракт.

 

Общее направление Московского тракта по территории Бурятии сохранилось с некоторыми изменениями и по настоящее время. О многом мог бы поведать этот старинный тракт. Только сопки и степи хранят покой и молчание. Общеизвестен исторический факт о знаменитой поездке делегации хори-бурят, представителей 11 хоринских родов к царю Петру. И этот путь праведный они свершили на конях еще до строительства главного тракта. Попробуем восстановить в памяти свидетелей строки большой и богатой истории тракта.

                              

Вначале тракт использовался главным образом для почтово-грузового пользования, но уже в 1750-60 г.г. по тракту перевозили дорогие и легкие товары, а к концу XVIII в. по тракту шли все транзитные грузы на Восток.


Отошли в область преданий знаменитый колесный и санный пути. Кто не знает о «шалостях», творившихся на сибирском пути? Кто не слышал о том, что одна из богатейших сибирских купеческих фирм положила начало своему материальному благосостоянию организованным ночным разбоем на большой дороге? «Чаерезом» - грабителем чайных обозов на Московском тракте начинал свою карьеру будущий томский миллионер Евграф Кухтерин. Слушая или читая рассказы об этом, как-то не веришь, что все это было сравнительно недавно, еще при наших отцах.


Древний тракт, идущий от Читы,

В даль близ моего села стремится.

И поныне можешь видеть ты,

Как родник в том месте серебрится…


С созданием обширной Монгольской империи в XVIII веке возникла необходимость в организации эффективной почтовой службы. Такой системой стала конно-уртонная служба. Слово «уртон» обозначало меру длины, равную 30-40 километрам. Эта уникальная система почтовой службы вызывала восхищение зарубежных путешественников. Знаменитый итальянский путешественник Марко Поло назвал ее чудом. Как сообщал французский монах Плано Карпини, ехавший со своими спутниками в 1246 году из ставки хана Батыя на Волге в столицу великого хана в Монголию, им приходилось по 5-6 раз в день менять лошадей на уртонных станциях, разбросанных по всему тракту.


Для доставки срочных сообщений использовались специальные курьеры. Об их приближении оповещали звуки труб, а в ночное время – факелы. На конверте с посланием ставили печать с изображением птицы и конских копыт, что означало «Скачи быстро, как птица».


Конно-уртонная служба существовала до 1949 года. Сложившийся в течение многих столетий этот вид почтовой связи имел довольно сложную структуру и состоял из двух форм: государственной (на главных маршрутах страны) и местной (сообщение внутри сомонов и аймаков). О том, как действовала такая служба, могут рассказать люди старшего поколения. Служба на почтово-уртонной станции была обязательной повинностью для скотоводов. Отбывали ее раз в год по 45 дней, по очереди. Выезжали на место с семьями, со всем имуществом, скотом. Вменялось в обязанность иметь лишнюю юрту для ночлега путников и предоставлять лошадей. Доставляли почту или путника до следующей станции и возвращались обратно, забирая почту и других путников. Уртонные станции или станки находились по тракту обычно на расстоянии около 30 километров друг от друга. По уртонам отправлялась только официальная корреспонденция.

 

Для частной переписки этот путь был закрыт. Уртонные станции работали круглосуточно, в любое время дня и ночи, в любую погоду, в стужу и зной, пургу и ливень, готовые принять и доставить почту и путников. Малейшая задержка почты грозила штрафом, а то и тюрьмой. Контроль был строгий. Каждый гонец имел при себе бумагу, куда проставлялись не только данные о грузе, месте доставки, но и даты прохождения маршрута. Так что гонцов старались обслужить как можно лучше и быстрее.


Уртонная служба долгое время была эффективным и надежным средством доставки почты. Но в то же время она тяжелым бременем ложилась на плечи народа. Государство не выделяло никаких средств на содержание уртонной станции. Обеспечивать питанием путников, курьеров должны были уртонщики. Приходилось резать собственный скот, содержать почтовых лошадей. Даже для людей состоятельных уртонная служба была разорительной. Работа была тяжелая, неблагодарная. Но тем не менее уртонщики работали добросовестно, четко, без перебоев. Особенно оживленным был Московский тракт зимой, когда по нему тянулись огромные обозы чая, пушнины, рыбы, масла, сала на Запад и промышленные товары на Восток.


По тракту шла значительная часть грузов, предназначенная для золотых приисков. Грузопоток усиливался с каждым годом и служил стимулом для развития в Сибири извозного промысла. Извозный промысел вызвал в притрактовых городах и селах развитие кузнечного, шорного, санного, бондарного и других ремесел. Он давал заработок местным жителям и расширял внутренний рынок на сельскохозяйственные продукты.


По тракту от Верхнеудинска до Читы действовали станки (станции, по-бурятски «урто»): Онохойский, Курбинский, Шанатский (Шана-урто), Тарбагатайский (Хахирэ-урто), (ныне Удинск), Кульский (Хулэ-урто) – (Улан-Одон), Онинский (Анаа-урто), Онинский бор (Ониноборск), Шэбэтэ, Поперечный, Погромнинский, Еравнинский, Домнинский, Вершино-Удинский, Вершино-Кондинский, Шакшинский.


Хоринские роды несли уртонную повинность с 1809 г. На каждом из 15 постоянных уртонов держали в готовности по одному почтовому дому, двору, повету, сараю, по одному тюремному зданию с частоколом для содержания осужденных, каторжников. Иногда они назывались пересыльной избой или кордоном, этапом. Одно из таких зданий, перевезенных из Кульского станка (с.Улан-Одон), находится на территории Этнографического музея в г.Улан-Удэ.


Для обслуживания станции богатыми давалось довольство для одной юрты, 12 коров с телятами, около сотни лошадей. На каждом уртоне оставляли по одному зайсану. Они занимались делами, связанными с почтой, встречали государственных чиновников, исполняли должность смотрителей.


Ревизия Сперанского признала нагрузки хоринского народа обременительными и в 1820 году он был освобожден от содержания почтовых станций, каковые были переданы на содержание казны. Ученый-натуралист, исследователь Сибири, Петр-Симон Паллас, путешествовавший по Бурятии в 1742 году, пишет об исполнении хоринцами «подводной повинности»: «Как на одну из особенностей этой повинности можно указать то, что бурятам приходилось возить не только самих чиновников, но наряжать особую подводу для перевозки их… шпаги. Кому надобны подводы, тот посылает вперед свою шпагу, которую буряты с великой поспешностью от одной станции до другой везут и везде лошадей довольно заготовляют. Буряты подгоняли к каравану Палласа свежих лошадей и приносили в подарок овец, молоко.


Об условиях, в которых совершался проезд через Хоринскую степь, пишет директор Иркутской губернской гимназии И.Миллер, совершивший в 1811 г. поездку из Иркутска в Нерчинск: «Приехавши на станцию, надобно дожидаться несколько часов, пока поймают в степи лошадей; поймавши опутывают им передние ноги  и тащут с великим усилием к повозкам. Вообразите себе ужас ехать на диких, непривыкших к узде, лошадях». Очень часто ездил в наши края известный просветитель, педагог, краевед, смотритель училищ Давыдов Д.П. Проверял Онинское училище, делал археологические раскопки. По его просьбе из Казани были отправлены учебники. В 1856 г. им была обнаружена стоянка древнего человека на Санном мысу. Он обследовал наскальные рисунки на утесе Хотогой-Хабсагай и около 100 могильников.


«В 12 верстах от бывшей Хоринской степной Думы по дороге на Кижингу, на Ходунском станке стоит кирпичный, побеленный, полуразрушенный памятник. Две чугунные плиты, литые, весом пудов около 5, сброшенные с памятника, лежат около. Далее идет текст эпитафий, из которых узнаем, что памятник воздвигнут над могилами близких миссионера Э.Сталлибраса. По-латински было написано следующее: «В этой могиле покоятся останки Сары Сталлибрас, любящей верной жены Эдварда Сталлибраса, миссионера Лондонского общества распространения Евангелия среди этнических групп. Умерла 10 февраля год Господа 1833 в возрасте 43». – Такие сведения содержатся в книге Харчевникова А.В. «Об исторических памятниках Селенгинска», стр.102.


Речь идет об английских миссионерах, проживавших на Хоринской земле в XIX в. Кто были эти люди, зачем они приехали к нам, с какой целью?


Во-первых, о самом слове «миссионерство». Миссионерство – деятельность представителей религиозных организаций, направленная на распространение своего вероисповедания среди инаковерующих. Наибольшее развитие оно получило в христианстве. Миссионерское общество было создано в Лондоне в 1794 году для того, чтобы обращать в христианство население колониальных земель. Имея склонность к евангельскому вероисповеданию, царь Александр I пригласил английских протестантских миссионеров проповедовать Евангелие в разных частях Российской империи. Было даже основано Российское Библейское общество в Санкт-Петербурге. В Сибирь из Петербурга отправлялись две пары: Эдвард и Сара Сталлибрас и Корнелиус и Бетти Рамн.

 

В марте 1818 г. они прибыли в Иркутск. Но после смерти первенца и болезни Бетти семья Рамн вернулась в Санкт-Петербург. В июле 1819 г. Сталлибрасы основали миссию в Селенгинске (Тогда считавшимся городом, в котором жили и декабристы). В феврале к ним присоединились Роберт и Марта Юиль и Вильям Сван. Император выделил им землю и деньги на строительство миссий.

В декабре 1823 г. миссионеры основали Селенгинскую академию. Там они освоили бурятский язык и начали переводить Ветхий Завет на бурятский язык. Первые Библии в то время были на старомонгольском языке. Экземпляров Библии на бурятском языке не сохранилось. Обладая большими денежными средствами, миссионеры открыли типографию, в которой печатали книги Ветхого завета. Они имели богатую аптеку и лечили жителей. Они критиковали православную традицию иконопочитания. Местные православные власти неодобрительно смотрели на деятельность английских миссионеров.


В 1823 году они покупают дом на р.Оне у хоринских инородцев для временного пребывания.


Вильям Сван начал ездить в Хоринскую степь. Он зимовал здесь чуть севернее Анинского дацана около Алана. Он обучал английскому языку тайшу Дымбыла Галсанова.

В 1828 году Эдвард и Сара  Сталлибарс и Вильям Сван окончательно переехали в Хоринское ведомство, где основали две миссионерские станции. Одна находилась в местности Кодун – в ней жила семья пастора Сталлибрас, вторая – вблизи села Алан, где жил пастор Вильям Сван. Позднее на миссионерских станциях были основаны небольшие школы, в которых обучались как юноши, так и девушки, что было необычно для того времени.


После смерти Александра I в 1825 г. в правительстве началось сопротивление миссии. Архиепископ Иркутский Нил в 1840 г. отправил в Синод рапорт о необходимости упразднения английской миссии в Забайкалье. 10 июня 1841 г. было объявлено о прекращении их миссии. Так закончила свое 23-летнее существование английская миссия в Забайкалье.


Из статьи Э.Демина «Завтрак по-английски» в журнале «Байкал» №4 1989 г. Из письма А.Мартоса, инженера, который был приглашен на завтрак по-английски: «Фамилия первого миссионера Эдуард Сталлибрас. Он довольно изрядно выучился по-русски. Жена его Сара, родом из Лондона, у них есть малолетние дети; сын Эдуард 6 лет читает по-манжурски».


В течение пяти лет научно-исследовательская экспедиция «Твоя Атлантида» школьников ХСШ№2 под руководством преподавателя Туголукова Виктора Николаевича занималась исследованием деятельности английских миссионеров в нашем крае. Было совершено несколько походов в села Ворошилово, в Усть-Орот, в местность Кодун. Была налажена связь с благотворительной организацией «Солбон international – Утренняя звезда», налажен канал связи с Лондонским миссионерским обществом (с ее архивом), в газете были обращения к местному населению с просьбой о помощи в поисках плит с могил английских миссионеров. В начале 80-х годов во время туристического похода учащихся ХСШ№1 плита с могилы миссионеров была обнаружена на горе между падями Северное Сужье и Мунгут.


Вот что рассказал житель села колхоза им.Ворошилова Гончаров Петр Прокопьевич: «Я слышал, что здесь когда-то жили английские миссионеры. В селе была одна могила, на которой стояла чугунная плита, сделанная по спецзаказу на Петровском заводе. Когда случились нелады в новом клубе с отоплением – ее вынули из земли, так как она имела форму печки и была удобна. На ней, я помню, были слова на латинском языке. По молодости, я не догадался записать их, потом слышал, что эта плита была отдана рабочим из Китая. Рассказывали, что раньше в селе жила семья миссионеров: муж, жена и ребенок. Ребенок заболел, его лечила сама мать и тоже заразилась. Они скончались и были похоронены в одной могиле. Когда плиту вынули из земли, то и могилу раскопали до конца. В ней был скелет взрослого человека и детский.


Во время экспедиции школьников в 2000 г. эта плита найдена не была.


По словам местных жителей, ее видели 3-4 года назад в разных местах: на старом полевом стане, на китайских огородах. Многие жители сходились во мнении, что искать следует на личных подворьях с .Усть-Орот. В августе 2005 г. к членам экспедиции обратился житель села Жапов Александр, который сообщил. Что во время косьбы полотно косилки зацепилось за что-то железное. Это оказалось обломком надгробной плиты с латинским шрифтом. Был сделан запрос в Лондонское миссионерское общество с целью идентификации осколка плиты. Полученная информация подтвердила, что данный обломок действительно является частью надгробной плиты с могилы Сары Сталлибрас. Кроме того, из Англии были получены письма одного из учеников Аланской миссионерской школы Шагдура, сына Кената. Шагдур Кенатов принял христианскую веру от миссионера Свана. После отъезда миссионеров Шагдур сам в течение ряда лет содержал школу и обучал детей. Письмо было переведено на русский язык и опубликовано в журнале «Отечественные записки» за апрель 1846 года.


А было найдено оно так:

Осенью 1999 г.ломали дом купцов Лосевых в г.Улан-Удэ, что на углу улиц Коммунистической и Кирова. В груде мусора около дома А.Сизых нашел пожелтевший от времени журнал «Отечественные записки» за апрель 1846 г. В нем было опубликовано письмо Шагдура, бурята кубдутского племени. Сизых А. направил запрос в Петербург в библиотеку имени Салтыкова-Щедрина, и ему выслали копию статьи-письма. В своем письме, отправленном в 1844 г. императорской чете, Шагдур выразил соболезнование Николаю I и его супруге по поводу смерти их дочери. Письмо, написанное на английском языке, было переведено на русский язык и опубликовано в журнале.


Сохранилось несколько писем, посланных в Англию, где Шагдур рассказывает об общих знакомых, интересуется дальнейшей судьбой бурятских детей,  увезенных миссионерами с собой и усыновленных.

В настоящее время в селе Алан Хоринского района живут потомки Шагдура. Одним из них является праправнук Шагдура – Ширапов Мижит-Доржо Гомбоевич, ветеран войны и труда. Он помнит рассказы о своем предке, умнейшем и образованнейшем человеке, говорившем на нескольких языках. Вот такая интересная и необычная история – результат поисковой работы экспедиции «Твоя Атлантида» под руководством Туголукова В.Н.


Сердцам беспокойным

Дорога отдаст

До капельки все, чем богата.

И в каждой дороге

Есть что-то от нас,

По ней проходивших когда-то.


Булуганск

А теперь отправимся по адресу: Погромнинская волость, Кульский уезд, с.Гряды. По этому адресу раньше приходила почта в Булуганск – село, которое находилось восточнее с. Ониноборск по Московскому тракту. Об этом поведал старожил села Байбородин Петр Васильевич, 1913 г.рождения. Название Грядецкая произошло от того, что она располагалась между невысокими сопками. Старожилы называли одну сопку Боговой (на ней кладбище), другую – Юговой, в сторону Амгаланты.

 

Деревня растянулась вдоль тракта одной улицей почти на километр. По легенде происхождение названия связывают с именем Бабжи-Барас Батора, который охотясь в степях, в погоне за лисицей, уронил соболиную шапку. По-бурятски соболь – булган. Назвали эту степь Булган-тала. Изначально деревня была заселена переселенцами. Село было большое, больше 50 дворов. Были семьи по тем меркам богатые, зажиточные. Так, Сафрон Осипович Беликов имел 80 голов крупного рогатого скота, 60 голов овец, 20 лошадей, 100 га пашни и сенокосные угодия. Беликов Василий имел 120 голов КРС, 80 овец, 40 лошадей. имел магазин. Жившие здесь кулаки имели много скота, вели торговлю, занимали хорошие земли. У каждого была обширная усадьба. Покосы производились в местности Зулзуга, Хальхитуй, Дарька, Туглуй.

 

Население по данным архивных документов на 31 декабря 1939 года составляло 267 человек.


Список жителей с.Булуганск

1. Шогдонов

2. Харитонов Федор Георгиевич

3. Беликов Николай Степанович

4. Белоусов Александр

5. Афанасьева Мария Кирилловна

6. Николаева Антонина Владимировна

7. Беликова Антонида

8. Вильдавская Агафья

9. Два домика Жамбалдоржиева

10. Байбородин Григорий Прокопьевич

11. Байбородин Петр Васильевич

12. Алутина Валентина Никитична

13. Борисов Николай)

14. Байбородин Алексей Прокопьевич

15. Попов Яков Григорьевич

16. Жамбалдоржиева Ханда

17. Белоусов Иннокентий Иванович

18. Жалсанов Рэгдэн Галданович

19. Беликова Анна Семеновна

20. Жамбалдоржиева Дулма

21. Базаров Базар

22. Банзатов Шири - Базыр  Ш,

23. Егорова Екатерина


При въезде ДЭУ

1.Жданов, Белоусов Илларион Перфильевич

2. Сергеев Петр Лукич, Черных Иннокентий Семенович

3. Беликов Дмитрий (дочери Ульяна, Мария)

4. Колодина Валентина Семеновна

5. Белоусов Григорий Александрович

6. семья Большиевых

7. Агильдин Николай Тихонович

8. Беликов Семен Архипович, Будаев Чимит Цырен - Ванчикович

9. Афанасьев Александр Михайлович

11. Шогдонов Георгий Маланович (Дулма)

12. Бурдуковская Анна Васильевна,

13. Лукьянова Акулина Хрисантьевна (Полуянов Иван)

14. Агильдин МилентийТихонович

15. Николаев Анатолий Владимирович

16. Николаев Виктор Владимирович

17. Борисов Николай Петрович


Здесь проживали семьи Афанасьевы, Беликовы, Белоусовы, Ждановы, Поповы, Харитоновы. Жили и буряты Гатаповы. Два брата Гатаповых ушли на фронт и погибли. Иван Жигжитович похоронен в Латвии, Цыбик-Доржо пропал без вести. И опять созревает смородина. Сыплет ягоды по хребту. Не вернулись два дяди на родину... Первый случай в этом году.  Дашиевы, Дугаровы, Жигжитовы, Шогдоновы, Жалсановы. Внук Гатаповых Зоригто Николаевич – депутат Народного Хурала РБ. До 30-х годов в селе был магазин, который содержал еврей Клеин Фома Израилевич. Он закупал у населения скот, пушнину. У него было большое имение, много построек, осенью за селом он устраивал бойню. Один обоз с мясом шел в Читу, другой – в Верхнеудинск, а оттуда возвращался с товарами. Позже он, распродав имение, уехал в Петровский Завод.


Кочевали цыгане с разноцветными кибитками и на ночлег разбивали табор под Боговой горой у озера, на зеленой траве. Звучали песни, горели всю ночь костры, а бабы и девки бегали тайком ворожить к старой цыганке.


По рассказам старожилов, недалеко от села, по дороге, ведущей в сторону Георгиевки, находилась небольшая часовня с колокольней, стоял крест, возле которого бил целебный источник, помогавший от глазных болезней. Тут же располагались еврейские могилы. В селе отмечались престольные дни, скорбящий день перед Рождеством, устраивали молебны в часовне и рядом на Боговой горе, на стыке дороги Улан-Удэ – Еравна и проселочной дороги на 204-километровой отметке археологами были обнаружены 9 древних плиточных могил и 2 сторожевых камня.


Жила в Булуганске большая многодетная семья Жалсановых. В семье было 9 детей. Глава семейства Рыгден был бригадиром молочнотоварной фермы.


По рассказам Жалсановой Цыржимы Рыгденовны, ребятишки доили баранов, потом делали из молока брынзу. Небольшой местный маслозавод сдавал много брынзы государству.

Директор школы Беликов Семен Архипович, всегда подтянутый, статный, ходил во френче. Ученики школы беспрекословно слушались заведующего школой.


В те годы не было электричества. Только у Базарова Петра Базаровича был свет. Он получал его при помощи ветряка. Вообще он был мастеровой, ремонтировал разные вещи: швейные машинки, часы и т.д. Семья Базарова П.Б. (1930 г.) жила в улусе Нарин-Горхон за Булуганском. Там проживало около 200 семей. Позже их семья переехала в Булуганск. Он работал смотрителем телеграфной линии.

Из этого же улуса были Шогдоновы. Глава семейства Маланэй Мади был хорошим охотником. В последние годы он чабанил. Его дочь Зоя Матвеевна в 2003 г. на родовом месте организовала встречу земляков, бывших одноулусников.


В 40-х годах часовню оборудовали под клуб, затем перевезли в с. Георгиевка под склады. Большая икона святой Богородицы поражала прихожан часовни своими размерами, ее сохранила Евдокия Беликова. В настоящее время она находится в Хоринской Свято-Никольской церкви.


Икона Божией матери «Всех скорбящих радость»

 

Изначально икона находилась в часовне села Булуганск (бывшее наименование - с. Гряды). Часовня располагалась в центре села, в ней было много икон, которые стояли на полках вдоль стен.

После революции во время коллективизации был организован колхоз в селе Георгиевка. Поэтому большинство трудоспособного населения переехало с семьями, скотом и домами туда. Иконы из часовни были изъяты и перевезены в амбар, а часовню разобрали.


Икону «Всех скорбящих радость» взяла к себе в дом сестра священника Иоанна - Беликова Евдокия Степановна. Дом у нее был большой, без перегородок, с печью посередине. Евдокия Степановна поставила икону в переднем углу, а возле иконы был установлен подсвечник (ящик с песком). Местные жители при любых жизненных обстоятельствах (в болезни, смерти близких, перед службой в армии) приходили к иконе, молились перед ней, испрашивая у Божией Матери помощи в трудных обстоятельствах, или исцеления, или упокоения усопшего.

 

Свечи привозили из Улан-Удэ из церкви. Пожилые люди имели в запасе церковные свечи для того, чтобы в случае смерти кто-либо из близких сходил к Скорбящей иконе (как они говорили) и помолился бы об упокоении души. Старушки даже украшали свечи ленточками и цветами. Свечи ставили и у гроба (три свечи).

 

В церковные праздники к иконе приходило много людей из Булуганска и окрестных деревень, так что в доме все не вмещались и стояли на крыльце и в ограде. В определенное время молились соборно, пели церковные песнопения кто что помнил. Люди очень любили икону «Всех скорбящих радость» и чтили ее за великую святыню.  

 

Впоследствии, когда Евдокия Степановна отошла ко Господу, в доме остались жить ее сын Николай Беликов с семьей. Икона по-прежнему оставалась в доме и была почитаема. В 1970 году Николай, овдовев, переехал жить в Хоринск. Икону он взял с собой и поставил в своей квартире. Бывшие односельчане и жители села Хоринск, знавшие об этой иконе, приходили к ней и молились.

Вскоре после того, как был зарегистрирован православный приход и под церковь было передано здание бывшего клуба, в 1994 году Николай Беликов передал икону в церковь. Это была самая первая икона, которая появилась в нашем храме.


Икона Божией Матери «Всех скорбящих радость» большого формата, писана на холсте, в киоте под стеклом. На киоте ручки для ношения иконы на крестных ходах.

Могильник №1. К Северу-востоку от села. Плиточные могилы сложены из крупного камня. Их размеры 3х2,7 м.

Могильник №2 находится у кладбища на западной окраине села.


Могильник №3. Булуганская стоянка находится в 1-2 км. юго-западнее села, там найдены остатки 5 очагов, а на глубине 40 см находятся нуклеусы из халцедона и кремня. Исследования указанных археологических памятников проводились профессором А.Окладниковым. Постановлением №379 Солвета Министров Бур.АССР от 29.09.1971 г. эти памятники объявлены археологическими памятниками Бурятии и охраняются государством. Со временем они теряют свой первоначальный вид, разрушаются пашней и придорожной канавой.

В селении Булуганское в свое время был маслозавод, клуб, радиоузел, почта, школа, сельсовет, фельдшерский пункт.


Старожилы вспоминают о том времени, когда можно было попасть на сеанс в кино, принеся с собой яйцо вместо денег (оно стоило тогда 5 копеек). В клубе показывали фильмы, проводились различные вечера. Постановки. Среди активистов клуба называют Бакисова Василия, Белоусову Харьесту,(кстати, говорят, что была такая бурятка Булсэма. На ней женился один каторжанин и от них пошли Белоусовы), Беликову Евдокию, Каландарашвили Кирилла. Особой популярностью среди проезжающих по тракту славился хороший, богатый ассортиментом продуктов и товаров, магазин, в котором долгие годы работала Капитолина Николаевна Бакисова (Николаева), разговорчивая, общительная женщина. У Бакисовой жил кореец. Он остался в селе после гражданской войны. Был он очень трудолюбивый, работал на молотилке, тракторе.  Звали его Василий Иванович. На окраине села находились большие огороды, которые содержал в порядке китаец Ван-Син-Осип 1883 г. рождения. Он приехал в село в 30-е годы, женился на Вильдавской Агафье. Их потомки живут в с.Анинск.


Извозчиком, возившим почту в Попереченское, был Байбородин Петр Васильевич, 1918 г. рождения. Позже он возглавлял тракторную бригаду, хорошо зарекомендовал себя на этой работе, за что впоследствии его выдвинули на пост председателя местного колхоза им.Чапаева, где он проработал 7 лет. До колхоза здесь был ТОЗ (председатель И.Г.Белоусов), а в 1929 г. на его месте появилось 2 артели: «Артель» и «Красная Победа», которая позже объединилась с другой артелью из с.Ониноборск. За местным озером находилась «конная» мельница, в Зулзуге молочная ферма, в Туглуе – зерноток. В селе была своя кузница, где до войны кузнецом работал Екимовский Егор. После войны в селе построили маслозавод, где делали отличную брынзу. Он обслуживал 5 колхозов. Около 6 бидонов молока сдавали государству. В 1942 г. государству поставлено 220 кг брынзы от 880 козоматок.


Многое повидали жители этого села, по которому проходил Московский тракт. В годы гражданской войны через село шли белогвардейцы на Читу. Они размещались по домам, угоняли лошадей, скот, грабили жителей. В деревне после их прихода стали заболевать тифом, некоторые даже умирали. Здесь был организован тайный революционный комитет. Приводим одно из донесений этого комитета Погромнинскому революционному штабу об организации партизанского отряда от 21 января 1920 года.


В с.Булуганск мобилизованных 33 человека, из них 10 партизан, всегда готовых к выступлению на конях. Оружие имеется: 6 трехлинеек и 15 бердан. Имеется порох в количестве 3 фунтов. Дроби 4 ¾ фунта, пистонов – 4—штук. Из продуктов имеется мука – 9 ½ кг, 1 пуд мяса. Денег в нашем распоряжении 3700 рублей, из которых 1500 р. послано вам. При этом имеем сообщить, что партизаны не все вооружены. Развиваем агитацию среди окружающих нас. Организация в Шэбэтуе распалась. Просим распоряжения, как поступить, новостей больше нет.

Булуганский тайный революционный комитет.


ЦГА. БурАССР.ф.19.оп 1д.5

В Булуганске была 3-классная школа I ступени, позже четырехлетка. До сих пор помнят жители своих учителей: Поженкова А.Н., Скуратову М.Т., Добрынину А.С.. Сюда ходили учиться ребята из Шэбэта, Ашанги. Амгаланты.


После окончания школы в 1937 году учителем Булуганской школы назначается Беликов Семен Архипович (1920 г. рождения), а в 1938 г. он становится заведующим школой. Семен Архипович, молодой, 18-летний паренек, ездил в соседние деревни учить детей на лошадях, на лыжах. А в теплое время на велосипеде. Учителем он проработал до 1963 г., с перерывом на войну с 1940-45 г.

Автор: Moderator
Просмотров: 10255

Комментарии

Для добавления комментариев необходимо авторизоваться на сайте
Добавить материал

Родное село
Цель портала - объединение всех кто любит свое село, у кого болит сердце за его будущее, кто не хочет забывать свои корни.
e-mail:
Яндекс.Метрика
Создание сайта -