Республика Бурятия

Выбрать регион
ВойтиЗарегистрироваться
Логин
Пароль
Забыл пароль

Краеведческий портал

Районы

Село Вознесеновка во второй половине 30-х годов

Во второй половине 30-х годов единоличников в селе Вознесеновка почти не осталось, этому способствовали то, что в июне 1934 года руководство страны объявляет о начале нового, завершающего этапа коллективизации. Были повышены ставки сельхозналога с единоличников, на 50 % увеличиваются нормы обязательных поставок государству по сравнению с колхозниками. Как уже отмечалось, в 1934 году коммуна в селе  Вознесеновка реорганизована в колхоз «Первое мая».

 
Единственный выход из создавшегося положения большинство сельчан видело во вступлении в колхоз. Но сдавать в колхоз свой скот они не хотели. Начался забой. В нашей республике поголовье всех видов скота сократилось в 2,5 раза. Примерно такой же показатель был в селе Вознесеновка.[1]
 
В последующие годы положение в деревне начинает стабилизироваться. В соответствии с «Примерным Уставом сельхозартели» закрепляется бригадная форма организации труда, принцип оплаты по его результатам, определялись средние размеры приусадебных участков, количество скота, остающихся в личном пользовании колхозника. Наделение каждого исправно работающего колхозника небольшим участком приусадебной земли, призванным иметь, как неоднократно подчёркивалось, «подсобное значение» выполняло роль прикрепления к колхозу. На практике из-за крайне низкого уровня оплаты труда в Вознесеновке, как и во всей стране, колхозные семьи именно благодаря подсобному хозяйству кое-как сводили концы с концами.
 
Ко времени принятия Колхозного Устава уже были созданы условия для внеэкономической зависимости крестьян от колхозов. С целью удержать население в колхозах правительство ещё в начале 30-х годов приняло решение не выдавать колхозникам паспорта. Согласно инструкции СНК СССР в 1933 году паспортизация на членов колхозов не распространялась.[2] Это означало фактическое прикрепление крестьян к селу, так как без паспорта устроиться на работу в городе было практически невозможно.
 
В 1936 году было проведено закрепление земли за колхозом «Первое мая». Примерно около 6000 гектар.[3]
 
Колхозы получали весомую государственную поддержку. Они обеспечивались конными сенокосилками, граблями, жатками и молотилками. Государство помогало колхозу «Первое мая» средствами для строительства мельницы, фермы, зернотока, складов, кузницы. С 1935 года поле колхоза обрабатывала кижингинская МТС. В тоже время зафиксированные в Уставе обязанности колхозов перед государством открывали перспективы для жёсткого давления центра и постепенного огосударствления их собственности, полной утраты кооперативных принципов организации производства, сведения на нет внутриколхозной демократии. Государственное вмешательство в дела колхозов усиливалось постоянными требованиями беспрекословного выполнения многочисленных распоряжений, инструкций, постановлений партийных, советских и сельскохозяйственных органов. Это подчинение и зависимость сковывали хозяйственную инициативу колхозов, делали невозможной их самостоятельность. Сущность государственного руководства колхозами, его центральное звено заключалось в системе планирования показателей развития колхозного производства.     
 
Оплата труда в колхозе осуществлялась натурально, по системе трудодней с разным начислением на разные виды работ и с учётом занимаемой должности. Большинство колхозников зарабатывало мало, едва сводило концы с концами.
 
Очень жёсткой была дисциплина. За невыход на работу виновного могли осудить. Большие требования предъявлялись к выполнению норм задания. В колхозах существовал так называемый минимум трудодней, за невыполнение которого работника могли привлечь к суду. Основные продукты питания колхозники получали на колхозных складах в счёт будущих трудодней. И часто бывало, что по итогам года многие оставались должниками. Изучая занятия вознесеновцев этого периода можно сделать вывод о том, что большинство из них занимались неквалифицированным  физическим трудом, а также было попеременное их использование на производстве различных земледельческих культур в зависимости от сроков их роста и созревания. При этом многие из них безболезненно переводились из растениеводческих бригад и звеньев на животноводческие фермы. «Весной и летом работала на колхозном огороде, осенью на сенокосе, а так же на току помогала. Зимой же бригадир направлял меня на ферму, где присматривала за молодняком».[4] Вновь разрешалось иметь приусадебные участки, содержать коров, овец, свиней, птицу, продавать продукцию приусадебных хозяйств на рынке.
 
Использовалась система морального и материального стимулирования для отдельных передовиков производства. Так известной личностью в Кижингинском районе стала Мясникова Агафья Григорьевна, которая многие годы работала дояркой на ферме, получая высокие надои молока. Она стала делегатом 18 съезда ВКП (б), была награждена орденом Ленина. Ей подарили сепаратор, самовар, корову. На фотографию где она была изображена вместе с Калининым и другими известными партийцами, приезжали посмотреть из многих окрестных улусов, привозили ей подарки в знак уважения. [5]
 
Советская власть уделяла большое внимание воспитанию нового человека. В селе Вознесеновка как и во всей стране важнейшей формой пропаганды официальной идеологии стала клубная деятельность, призванная воспитывать общественников. Клуб в селе был небольшим, деревянным и в 30-е годы сочетал такие формы как старинные посиделки с гармошкою, так и художественную самодеятельность, лекции, кружки. Начальная школа давала не только образование детям. Вечерами здесь собирались взрослые и обучались грамоте. Им помогали учителя и ученики 3 – 4-х классов.
 
Анализируя события второй половины 30-х годов можно сделать вывод, что постепенно положение в деревне стабилизировалось. Государство начало проводить политику, призванную материально заинтересовывать колхозников в повышении производительности труда. В частности, устанавливались чёткие нормы сдачи зерна государству. Передовиков производства материально и морально стимулируют. Повышается уровень жизни за счёт приусадебных участков. Растёт грамотность и культурно-просветительная работа на селе. Но колхозник находился в положении крепостного, не мог покинуть деревню, так как не имел паспорта. Сталинская аграрная политика состояла главным образом в практически бескомпромиссном отношении к крестьянству, безоглядном выкачивании средств и ресурсов из деревни.   
 
Иванова Т.В. – учитель истории МБОУ Новокижингинская СОШ


[1] Кижингинский архив ф-р.54, оп.1, д.15, л.5.

[2] Вербицкая О.П. Российское крестьянство от Сталина к Хрущеву, середина 40-х – начало 60-х. Москва 1992. С. 20.

[3] Хоринский архив ф-р.1, оп.2, д.27, л.110 – 112.

[4] Воспоминания Мясниковой Ф.Е.

[5] Воспоминания Вишнякова С.Т., пасынка Мясниковой А.Г.

Просмотров: 1420

Комментарии

Для добавления комментариев необходимо авторизоваться на сайте
Добавить материал

Родное село
Цель портала - объединение всех кто любит свое село, у кого болит сердце за его будущее, кто не хочет забывать свои корни.
e-mail:
Яндекс.Метрика
Создание сайта -