Республика Бурятия

Выбрать регион
ВойтиЗарегистрироваться
Логин
Пароль
Забыл пароль

Краеведческий портал

Районы

Республика БурятияБаргузинский районБаунтовский районБичурский районДжидинский районЕравнинский районЗаиграевский районЗакаменский районИволгинский районКабанский районКижингинский районКурумканский районКяхтинский районМуйский районМухоршибирский районОкинский районПрибайкальский районСеверобайкальский районСеленгинский районТарбагатайский районТункинский районУлан-УдэХоринский район

Жалсараев Дамба Зодбич (1925-2002)

13 января 2021
Жалсараев Дамба Зодбич (1925-2002)

  Резьба по небу

           5 декабря 2020 года Дамбе Зодбичу Жалсараеву исполнилось бы 95 лет - автору гимна республики. Уже 25 лет «Таежная, озерная, степная» - государственный символ республики.

         Дамба Зодбич – народный поэт Бурятии, заслуженный работник культуры России, член Союза писателей СССР

  Я счастлива, что жизнь подарила мне знакомство с этим удивительным человеком. В 70-х годах он работал Министром Культуры Бурятской АССР, мы работали на одном этаже, встречаясь в коридорах этого заведения. Утром, встречая знакомых, он с почтением и уважением здоровался, своеобразно склонив голову. Всегда улыбчивый, веселый и жизнерадостный. Таким он и остался в моей памяти.

Из книги Андрея Румянцева «Певцы родной земли» о творчестве Жалсараева Д.З.

Приходилось ли вам бывать в вечернем степном улусе?..

Солнце только что закатилось, небо на западе, как раскаленная печь, начинает остывать, превращаясь из багрово-красного в розовое, а затем в серебристое. Ко­ровы подоены и устраиваются под навесом. А среди двора, перед крыльцом летника, горит маленькая пе­чурка, наскоро устроенная из кирпича еще в первые теплые дни. Здесь же легкий выносной стол и две-три скамейки. Тут уже устроился дед со своей неизменной деревянной трубочкой. Присели уставшие за день мо­лодые хозяева. Зашел на огонек сосед, а то и не один. Дети притихли, глядя на веселый плеск огня в печурке. И начался неторопливый вечерний разговор. Завел его, конечно, степенный, мудрый старец. О том, как раньше жили в здешней степи. О чем думали, какие песни пели...

На этот неторопливый мудрый рассказ, которому не чужда и острая шутка, похожи стихи народного поэта Бурятии Дамбы Жалсараева:

            Сказал богач однажды:                            .

- Есть работа!

Ты мой табун все лето попаси,

И я тебе из нового приплода

Дам жеребенка!

- Лучше не проси! –

И Будамшу1 поплелся по дороге,

Ворча:

- На это дело не пойду.

Ведь мне сейчас куда дороже ноги.

Чем   жеребенок  в   будущем   году...

Все в таких рассказах идет от доброго сердца бу­рята, от его веселого нрава, от его светлой мечты. Толь­ко что он, как говорят, «отбрил» богача. А теперь всерьез задумался о самом важном - о человеческом счастье:

 

 Спросили старца: что такое счастье?

Он бороды потрогал острие

И, головой качая в знак согласья,

Сказал: «Оно у каждого свое.

 

Но есть и счастье общее, которым

Ты  тоже  должен  обладать   сполна:

Любовь к народу и к родным просторам!

Без них мы все, как без корней сосна,

 

Как ствол без веток, как без  листьев ветка –

И счастье на порог не ступит твой!

Люби народ и землю беззаветно

И будь любим народом и землей!»

Я говорю не только о миниатюрах, объединенных поэтом в большой цикл «Бурятские мотивы» и вошед­ших в его книги «Стремя в стремя», «Прибайкалье мое», «Душа земли». Мне кажется, стремление осмыс­лить пережитое, увидеть за будничным фактом сущ­ность времени, а за поступком, словом - народный характер - это особенность всего творчества Д. Жал­сараева.

Хотелось знать мнение самого поэта.

- Знаете, как в юности чаще всего рождаются сти­хи? - начал Дамба Зодбич. - Описал событие, нахлы­нувшее чувство - и стихотворение готово. Оно, как пра­вило, повествовательное, в нем редко бывают обобще­ния, глубокая мысль. С годами приходишь к стихам-размышлениям. Хочется выразить свое отношение к жиз­ни. Ну, а каждый поэт, наверное, сверяет свою точкузрения  еще и  с мыслями современника, с мысляминародными.

Речь зашла о конкретных стихах.

- Вот  вам тема:  Байкал, - продолжил поэт. - У меня есть цикл стихов о нем. Кажется, писать о Бай­кале нетрудно - все мы любим свое сибирское море.Но воспевать только его красоту, мощь, его природув разных проявлениях - этого, по-моему, мало. Я хотел

написать о нем по-другому. Увидеть в Байкале нечто живое, связанное с судьбой человека. Песнь о Байка­ле - песнь о человеке, о его душе. Природа сама мудра, нужно и

воспринимать ее мудрой, понимать взаимную и глубинную связь нашей жизни с нею.

После этих слов уже по-иному читались стихи из цикла Д. Жалсараева «Байкальские

строки»:

 

Гостеприимна традиция наша:

Чтобы друзьями хорошими стать,

Гостю подносится полная чаша

С лучшим напитком, аршану под стать...

 

Добрый обычай извечен в народе,

И неизменно его существо.

Если встречается он и в природе,

Не подсказала ль природа его:

 

Чтобы искрилось добро в человеке,

Чтоб не таилось на донышке зла,

Миру земному на вечные веки

Чашу Байкала она поднесла.

 

Поскольку в беседе поэта прозвучало сравнение его сегодняшних стихов с первыми, юношескими, то есте­ственно возник вопрос:

- А как вы пришли в поэзию? Как начинался вашжизненный и писательский путь?

- Рос я в небольшом бурятском улусе Додогол, в Хоринской степи,- продолжил свой рассказ Дамба Зодбич.- И вот в начале тридцатых годов к нам, в до­мишко, заглянули комсомольцы. Ликвидаторы неграмот­ности. Отца в живых уже не было. А мать - в возрасте.
И неграмотна. Начали с ней заниматься, прямо на дому.Я каждый раз садился рядом, мальцом был, дошколь­ником, но мне все было интересно - чтение по слогам,счет. Детская память острая, и я раньше матери на­учился читать и писать. Тогда мне поручили заниматьсяс нею. В нашем доме появились книжки на бурятском языке. Хорошо помню первые книги Хоца Намсараева, журналы тех лет. Я читал их матери, сестре. К нам стали приходить соседи, идолгими зимними вечерами я читал. Помню большое впечатление, которое произве­ла на одноулусников повесть Ц.Дона «Отрава брын­зой». Словом, я приобщился к книгам, полюбил их. В школе мне встретился замечательный педагог. Лите­ратуру преподавал нам Батор Прокопьевич Махатов, заслуженный учитель школ РСФСР и Бурятии, большой знаток и пропагандист фольклора и творчества писателей республики. Потом я учился в другой школе -Унэгэтэйской, там словесность преподавала тоже педа­гог талантливый - Анна  Елисеевна  Каландаришвили. Истинная русская интеллигентка. Приносила нам жур­налы. Рекомендовала новинки. Открывала мир русской классики. В те годы я начал писать стихи и всегда получал  поддержку  Анны  Елисеевны. Служить мне выпало  на  восточной границе и долго - десять лет. В сорок пятом году мы, пограничники, вместе с други­ми советскими частями вступили в бой с Квантунской армией.  Начались  мои  военные дороги.  Впечатления тех дней отложились в стихах. Один из моих товарищей, тоже воин, перевел по подстрочникам два стихотворе­ния на русский язык, и они были опубликованы в газете «Пограничник Забайкалья». С той поры я начал отно­ситься к поэзии серьезней. Новые стихи посылал в Бу­рятию, в Союз

                                              ------------------------

1Будамшу — герой веселых народных историй.

 писателей, и получал от литераторов старшего поколения очень теплые письма. Я благодарен Хоца Намсараевичу Намсараеву, другим своим настав­никам за добрые советы, за поддержку. С 1947 года стихи мои стали печататься в республике, а через три года вышла первая книга на бурятском языке «Слово о правде».

На русском языке стихи этого сборника были опуб­ликованы много позже, в 1959 году. Вот она перед нами, первая «московская» книга поэта. О какой прав­де говорил поэт? О правде, свободе, которые воин-освободитель принес порабощенным народам, разгро­мив империалистическую Японию. И о том, что люди хотят мира и не позволят его нару­шить,— за эту правду было заплачено кровью миллио­нов. Естественно дополняют сборник стихи о мирных делах и чувствах вчерашнего солдата. О сельском труде, о привязанности к степной стороне, о любви.

Эти стихи и сегодня привлекают теплотой и довери­тельностью, стремлением показать, чем живут люди в родном краю, каковы они:

Двери все предо мною раскрыты,

Гостю рады в бурятском дому,

С каждой крыши дымок духовитый

Прямо к сердцу летит моему.

 

Вместе с дверью - узнал навсегда я -

Раскрываются настежь сердца,

И о них я пою, соблюдая

Стародавний обычай певца.

 

Издавна бурятские мастера в совершенстве владели искусством затейливой резьбы по дереву, тонкой че­канки по металлу. В сюжетах, взятых резчиками или чеканщиками (а эти сюжеты всегда связаны с народ­ным бытом, с легендами), западает в память экспрес­сивность картины, ее образная энергия. Поэзия немало взяла от этого векового искусства народа. Дамба Жалсараев - один из лириков, который с самого начала поэтического творчества стремился к яркости и живо­писности своего письма. Свидетельство этому - строки из первых книг:

 

Степь лежит нова, свежа,

Небылью   просторной,

И сыта ее душа

Влагой животворной.

 

Солнце тоже - ей-же-ей! –

Вымылось на славу,

Полотенцами лучей

Вытирает травы.

Может быть, именно эта жажда рисовать словом привела поэта к стихам для детей. Какая это благо­дарная задача - живописным, образным словом пока­зать малышам краски родной природы, привлекатель­ность всякого труда! Детская поэзия стала для Дамбы Жалсараева любимым и кровным делом на многие годы. Выходят его книги для ребят «Разговор с юными друзьями», «Жаворонок», «Состязание с ветром», «Звез­да Баярмы» и другие. Наиболее значительным произ­ведением для детей стала, пожалуй, поэма «Сказ о баторе». Она многократно выходила в Бурятском книжном и  центральных  издательствах,  переведена  на  языкинародов СССР.

А сам поэт накапливал литературный и жизненный опыт. Он закончил Высшие литературные курсы в Моск­ве, где занимался вместе с молодыми еще тогда писа­телями, ставшими позже выдающимися мастерами сло­ва, - Чингизом Айтматовым, Кайсыном Кулиевым, Давидом Кугультиновым. Работал корреспондентом ТАСС по Бурятии, инструктором и заместителем заведующего отделом областного комитета партии, руководил Союзом писателей, был назначен министром культуры респуб­лики. Все это - настойчивая учеба, большая журналист­ская, партийная и общественная деятельность, упорное занятие творчеством - обостряло гражданское зрение, обогащало впечатлениями будничной кипучей жизни, прибавляло поэтического мастерства. В книгах зрелых лет Дамбы Жалсараева «Стремя в стремя», «Бурятские напевы», «Прибайкалье мое», «Земные голоса», «Душа земли» (этот сборник вышел в популярной серии изда­тельства «Современник» - «Библиотека поэзии «Рос­сия») звучит его самобытный голос, голос лирика, ко­торый остро современен, правдив, точен. И в то же время по своей интонации, неторопливой, ненавязчи­вой манере размышления, образности близок народным сказителям - улигершинам. Словно добрый, умудрен­ный жизнью друг присел рядом с тобой и вслух гово­рит о том, что волнует и тебя:

 

Спичка вспыхнет, потом угасает,

В жестких пальцах сгорая дотла.

Но ее огонек воскресает

В свете лампы, в кипенье котла.

 

Вот и солнечный диск закатился,

Чтоб зажечься рассветным   огнем...

День, прожитый тобой, засветился

Хоть в каком-нибудь сердце одном?

Читатель заметит тематическое разнообразие стихов поэта. Романтически окрашенная поэма «Письмо комис­сара» воскрешает годы гражданской войны, когда луч­шие сыны Бурятии активно участвовали в борьбе с бе­логвардейцами и интервентами. Реалистическая канва произведения - простой и доходчивый рассказ комисса­ра полка, русского рабочего, о Владимире Ильиче Ле­нине - помогает поэту нарисовать образ вождя, как на­родного батора, сына и защитника трудового люда, образ, который в сознании бурята-труженика сливается с героями любимых улигеров и становится более по­нятным  ему.

Какой была до Октября 1917 года и ка­кой стала родная земля - эта тема в бурятской поэзии ведущая, магистральная. Ей посвящены стихи, баллады, поэмы, венки сонетов. Ее касался во многих своих лирических произведениях и Дамба Жалсараев. Самым значительным циклом стихов, посвященных этой теме, стал большой раздел «Песни земли» в книгах поэта последних лет. Могут возразить: об этом ли - о свет­лых ли переменах на бурятской земле рассказывает цикл стихов, где «Песнь дождя» сменяется «Песнью рассве­та» и «Песнью камнепада»? По-моему, об этом. Потому что в степи, где раньше звучали только «Песнь стре­мян», «Песнь аршана» и «Песнь узора», такие близкиесердцу скотовода, сегодня слышатся «Песнь телефон­ных проводов» и «Песнь трактора», наконец, космиче­ская «Песнь спутника». Приходилось слышать упреки автору: что за форма такая - «Песнь трактора», «дож­дя», «чая»? И почему, скажем, «Песнь чая», а не арзы или воды из ручья? Но так можно отвергнуть не один замысел, прекрасно воплощенный в литературе, тем более, не одну поэтическую условность. Оригинальная форма, взятая поэтом, позволила ему свежо и ярко рассказать о народном быте, получившем но­вые черты и приметы, о больших социальных измене­ниях в родном краю после Октябрьской революции. Приведем строки из «Песни ста­рой юрты»:

 

Им, нынешним людям, чей путь лучезарен и прям,

Завидую- с радостью, ибо завидна их участь,

Завидую теплым, уютным и прочным домам –

От имени тех, кто от ветра и холода мучась,

 

За то, что я есть, говорили спасибо судьбе...

Их внукам счастливым завидую я, но при этом:

Стань  жестче к себе, если  жить стало  мягче тебе,

Чтоб вдруг не разнежиться! - к ним обращаюсьс советом.

 

Мне, войлочной юрте, с лихвой пережившей свой век,

Изъездившей землю, навеки простившейся с нею,

Не там уже место, где ветер, и ливень, и снег,

А в зале уютном, в просторном и тихом музее.

Певцом огромных перемен - социальных и духов­ных - в жизни своего народа выступал Дамба Жалсараев в своей лирике. Именно в лирике, в стихах, где всегда на первом месте были личные переживания и мысли поэта. Они выношены поэтом, а читатель воспринимает их как свои собственные. Думается, что, познакомившись, к примеру, со стихотворением «Резьба по небу», он вместе с поэтом сильней ощу­тит то, что советская власть принесла Бурятии, ее юным сыновьям и дочерям:

 

Не ведал предок мой, который

Под песню грустную привык

Чеканить мелкие узоры

На серебре ножен кривых, -

 

Не ведал, что его твореньям

Потомок молодость вернет,

Но не бездумным повтореньем:

Он новый смысл в резьбу вдохнет!

 

Не ведал, что его узором

Украсит дали самолет,

Который над степным простором

Отважный правнук поведет.

 

И царство бога - властелина –

Чертог небесный, ад и рай –

Резьбой бурятскою старинной

Перечеркнет из края в край!

Еще в пятидесятых годах Дамба Жалсараев напи­сал стихотворение «Магистраль» - о дороге дружбы, связывающей Бурятию со всеми уголками советской земли. И вот снова друзья из братских республик при­шли к Байкалу - строить еще один стальной путь, ко­торый преобразит бурятскую землю. Мог ли поэт не разделить эту радость своего края? Дамба Жалсараев пишет стихи «Первопроходцы БАМа», поэму «Наш БАМ».

Тема созидания и тема дружбы советских народов естественно переплетались в творчестве Жал­сараева, как, впрочем, и в творчестве многих других бурятских поэтов: ведь братство в нашей стране было силой преобразующей, плодотворной. Свои ноты неж­ности и любви внес Дамба Жалсараев в песнь о брат­стве, созданную поэтами республики. Теплом сердеч­ной привязанности к дальним друзьям пронизаны стихи, обращенные к Чингизу Айтматову и Юхану Смуулу, к коллегам из России и Украины, из республик Кавказа и Средней Азии.

Стихами о победе и о мире началось творчество бу­рятского поэта. Символично, что в дни, когда писались наши строки, на рабочем столе Дамбы Жалсараева лежаларукопись публицистической книги о его поездках в за­рубежные страны - поездках с миссией мира. Народ­ный поэт республики, кавалер многих боевых и трудо­вых наград, Дамба Зодбич многие годы являлся чле­ном Советского комитета и председателем Российского комитета по связям с писателями стран Азии и Африки. Трижды он был участником конференций литераторов этих континентов. В нескольких государствах побывал поэт и в составе писательских делегаций. Накопилось много впечатлений от встреч с простыми людьми за рубежом, от их добрых чувств к Советскому Союзу. Это и составило содержание новой книги.

Около пятидесяти стихотворений Дамбы Жалсараева стало песнями. Они широко поются в народе. Значит, сумел поэт, как искусный дархан1 или чуткий улигершин, вы­разить в слове сокровенные мысли людей. Ведь недаром же в «Песне о родной земле» Д.Жалсараева, самой популярной у нас, ставшей гимном Республики Бурятии, есть такие слова:

 

Цветущая от края и до края,

Ты добрым светом солнечным полна,

Богата соболями, омулями...

Как жаворонок вешний над полями,

 

Будь счастлива, любимая страна!

 

Я слушаю, как дышишь ты, вставая,

В холодных, чистых росах поутру:

Зеленый лист - как  клеточка живая,

Как жилочка - травинка луговая,

От радости трепещут на ветру.

 

Прекрасны маки, лотосы, ромашки,

Как будто это на ковре цветном

Хозяйка ставит пиалы и чашки,

Чтоб их наполнить медом и вином.

 

То светло-голубыми огоньками,

То алыми - цветы в степи встают!

Старательные пчелы хоботками

С прозрачных донец сладость достают.

 

Земля, ты вся – в моей груди широкой,

Ты вся - в моей душе, в моей крови!

Иди вперед -своей большой дорогой

И в дружбе с солнцем огненным живи!

 

Мне тоже легче сквозь простор, сквозь время

С хорошим самым другом – стремя в стремя! –

Скакать вперед, откинувшись в седле,

По жизни, необъятной и суровой,

По этой - соболиной, омулевой,

Степной, таежной, солнечной

Земле!

_________

1Так в Бурятии называют народных мастеров.

Просмотров: 1741

Комментарии

Для добавления комментариев необходимо авторизоваться на сайте
Добавить материал

Родное село
Цель портала - объединение всех кто любит свое село, у кого болит сердце за его будущее, кто не хочет забывать свои корни.
e-mail:
Яндекс.Метрика
Создание сайта -