Республика Бурятия

Выбрать регион
ВойтиЗарегистрироваться
Логин
Пароль
Забыл пароль

Краеведческий портал

Районы

Мой род - моё начало

1 марта 2012
Мой род - моё начало

На фото: Сопка "Зуун Шандагата", где поблизости находится месность Ундэршоон
 
 
 
Предание, записанное известным бурятским собирателем П. П. Баторовым, так повествует о переходе хонгодоров в Россию. Однажды приехал к халхаскому Сайн-хану его племянник Бушиктэ-хан и при­вел с собою двух бегунцов: Унаган-Шаргай и Хурятан-Шаргай. У Сайн-хана также были два бегунца по имени Хи хусэхэ хэир и Хой хусэхэ хула. Они решили устроить состязание в беге. Конь Бушиктэ-хана прибежал первым и выиграл заклад в сто тысяч подданных. Тог­да Бахак Ирбанов посоветовал Сайн-хану поехать с новыми бегунцами, более резвыми, чем те, которые принимали участие в состязании, к Бушиктэ-хану и снова устроить бега при условии более высокого за­клада. Сайн-хан так и сделал. Он отправился к Бушиктэ-хану и пред­ложил ему снова биться об заклад.

На этот раз лошади Сайн-хана при­бежали первыми. Бушиктэ-хан по условиям состязания должен был заплатить Сайн-хану ценный заклад. Но Бушиктэ-хан рассердился и вместо уплаты заклада заключил в темницу Сайн-хана.<

На этот раз лошади Сайн-хана при­бежали первыми. Бушиктэ-хан по условиям состязания должен был заплатить Сайн-хану ценный заклад. Но Бушиктэ-хан рассердился и вместо уплаты заклада заключил в темницу Сайн-хана.

 

Узнав о несчастии, постигшем Сайн-хана,  Бахак с войском пошел против Бушиктэ на выручку своего хана. Войско подошло к тюрьме и освободило Сайн-хана.

По возвращении домой Сайн-хан на радостях устроил пир. Во вре­мя празднества одна из жен Сайн-хана оклеветала Бахака, сказав, что в отсутствие хана Бахак сошелся с другой женой его. Хан поверил наговорам жены и заключил Бахака в тюрьму.

 

По просьбе родных Сайн-хан выпустил Бахака из тюрьмы, пред­варительно приказав отрубить ему один палец. После освобождения из заключения Бахак вместе с дядей по матери (нагаса) Адаем стал пьянствовать. Их поведение казалось странным народу. Тогда девять сыновей Енгутов, выкурив по 3 котла тарасуна и заколов по 3 бара­на, позвали Бахака и его дядю Адая в гости на угощение. На пиршес­тво собралось много других приглашенных.

 

Енгуты при этом рассчи­тывали выпытать у Бахака тайну. После угощения Бахак н Адай обратились к Енгутам и к народу, присутствовавшему при этом, с та­ким призывом: «Наш хан провинившимся отсекает головы, а русский царь наказывает розгами. Пойдемте отсюда в подданство к белому русскому царю. Прежде всего устроимте облаву. Этой облавой будем искать старого белого изюбря, у которого единствен­ный рог; когда мы найдем его, не убивая его самого, отстрелим ему этот рог и отнесем его к Сайн-хану».<

Енгуты при этом рассчи­тывали выпытать у Бахака тайну. После угощения Бахак н Адай обратились к Енгутам и к народу, присутствовавшему при этом, с та­ким призывом: «Наш хан провинившимся отсекает головы, а русский царь наказывает розгами. Пойдемте отсюда в подданство к белому русскому царю. Прежде всего устроимте облаву. Этой облавой будем искать старого белого изюбря, у которого единствен­ный рог; когда мы найдем его, не убивая его самого, отстрелим ему этот рог и отнесем его к Сайн-хану».

 

Так и поступили. Бахак отстрелил рог изюбрю и принес добычу к Сайн-хану. «Возьми. Сайн-хан, добычу! Этого единственного рога ли­шился старый белый изюбрь; после этого на что он будет надеяться? Сайн-хан, расставшись с первым тушимэлом, на кого будет полагать­ся?»— Сказав так, Бахак вышел от Сайн-хана.

 

Бахак собрал девять сыновей енгутовских и «еще много народа», забрал скот и направился в Россию. С. П. Балдаев опубликовал вариант предания о Хонгодоре, записанный им в 1940 г. от аларского бурята Бата Зурбанова. Вариант этот резко отличается от всех предыдущих. В нем рассказы­вается, что в Монголии жили два брата — Хонгодор и Хотогойто. Люди Хонгодора образовали семь родов (хушуун), а Хотогойто — пять. В XVI—XVII вв. в Монголии шли войны и была большая смута. Маньчжурский император Энхэ Амаглан, присоединив четыре халхаских ханства, отправил многочисленное войско, чтобы завоевать Джун­гарию.

 

Галдан Бошокту, Даваци, Амарсанан, Шоно-Батор и Шударман, собрав войско в Джунгарии, выступили вместе против маньчжу­ров. Энхэ Амаглан выставил миллионное войско и победил отважных баторов. После этого много народа бежало и ушло в недоступные мес­та.  Калмыки  перекочевали на Волгу, некоторые от­кочевали в верховья рек Оки и Ангары, на реки Куду, Осу и Уду и там остались жить. Поколения  Хонгодора и Хотогойто воевали против маньчжуров  совместно.

 

После Шудармана войском Хонгодора предводительствовал Унга-Байма. Последний, ведя за со­бою народ, перевалил через гору Бохогот (Бопоготын-дабаан) и при­шел на р. Иркут, в Тунку. Народ, бежавший из Джунгарии и Халхи, сильно размножился. Между тем местность, где поселились хонгодоры, была недостаточна по своей площади. Тогда часть хонгодоров пе­рекочевала в Аларь, часть хон­годоров из Тунки переселилась в 1820 г. в Закамну. Некоторые из  Алари откочевали в Оку для несения караульной пограничной службы.<

После Шудармана войском Хонгодора предводительствовал Унга-Байма. Последний, ведя за со­бою народ, перевалил через гору Бохогот (Бопоготын-дабаан) и при­шел на р. Иркут, в Тунку. Народ, бежавший из Джунгарии и Халхи, сильно размножился. Между тем местность, где поселились хонгодоры, была недостаточна по своей площади. Тогда часть хонгодоров пе­рекочевала в Аларь, часть хон­годоров из Тунки переселилась в 1820 г. в Закамну. Некоторые из  Алари откочевали в Оку для несения караульной пограничной службы.

 

Сопоставляя все эти предания и факты, можно придти к заключению, что процесс переселения хонгодоровских родов из Монголии в Аларь и Тунку был отнюдь не мгновенным, но, наоборот, довольно длитель­ным, продолжавшимся в течение всего XVII столетия. Народная па­мять сохраняет наиболее яркие моменты этого переселения, в частнос­ти эпизод с Бахаком Ирбановым и его дядей Адаем, как более близ­кий к современности, и смешала их с более ранними событиями.

Известный интерес представляет объяснение тех причин, которые заставили хонгодоров уйти из Монголии. В одних вариантах основным мотивом признается личная обида Бахака и жестокие законы Сайн-хана. В других же выставляются более глубокие причины: междоусоб­ные войны феодалов, разорявшие народ. Последнее, особенно ярко выражено в легенде Алсыева:

 

«У некоторой части народа Галданова княжества создалось мне­ние, что жизнь становится невозможной, а потому остается единствен­ный выход — это перейти в другое ханство... собрались откочевывать в западную сторону — через горы и по ущельям в страну запада, в страну спокойной и привольной жизни».


И действительно, в то время положение монгольского народа и в политическом и в экономическом отношении было настолько тяжелым, что многие роды вынуждены были бежать в Россию.

 

Постоянные междоусобицы между ханами и князьями дотла разоряли их поддан­ных — монгольских аратов. Попытки к переселению в Россию встре­чают сопротивление со стороны феодалов и части общества. В легенде Алсыева рассказывается, например, что некоторые сородичи «возра­жают против откочевывания. Умоляют, убеждают, просят оставаться на родине и предвещают трудный, мучительный путь».Постоянные междоусобицы между ханами и князьями дотла разоряли их поддан­ных — монгольских аратов. Попытки к переселению в Россию встре­чают сопротивление со стороны феодалов и части общества. В легенде Алсыева рассказывается, например, что некоторые сородичи «возра­жают против откочевывания. Умоляют, убеждают, просят оставаться на родине и предвещают трудный, мучительный путь».

 

Однако, несмотря на увещевания, «обозленный народ не слушается и не разубеждается. Решение было окончательное и неизменное, и на­род направляется в путь»Если некоторые сородичи противятся уходу, пытаясь оказать воз­действие на уходящих «словом», то феодалы пытаются осуществить это силой. Сайн-хан, узнав о бегстве Бахака с сородичами, посылает ему вдогонку погоню, согласно одной версии, с Соохэр-нойоном во главе.<

Однако, несмотря на увещевания, «обозленный народ не слушается и не разубеждается. Решение было окончательное и неизменное, и на­род направляется в путь»Если некоторые сородичи противятся уходу, пытаясь оказать воз­действие на уходящих «словом», то феодалы пытаются осуществить это силой. Сайн-хан, узнав о бегстве Бахака с сородичами, посылает ему вдогонку погоню, согласно одной версии, с Соохэр-нойоном во главе.

 

Беглецам приходилось преодолевать во время перехода большие трудности, терпеть лишения, голод и болезни. 

 

«Путь был трудный и незнакомый. Непролазные горы, скалы и камни до крови сбивают копыта лошадей. Непроходимые леса, таль­ники и кустарники до лоскутиков рвут одежду людей: Едут денно и нощно, едут многие дни и ночи. Позади осталось несколько сотен верст монгольских степей и Саянских гор. Искатели счастья и спокойствия перенесли на себе неимоверные тяжести и .изнурения далекого пути. Они отчаянно преодолевали трудности передвижения, они вынуждены были преодолеть и голод, запас продуктов был использован. Занима­лись охотой и этим с трудом добывали себе пищу. Недоедание стало постоянным спутником...».«Путь был трудный и незнакомый. Непролазные горы, скалы и камни до крови сбивают копыта лошадей. Непроходимые леса, таль­ники и кустарники до лоскутиков рвут одежду людей: Едут денно и нощно, едут многие дни и ночи. Позади осталось несколько сотен верст монгольских степей и Саянских гор. Искатели счастья и спокойствия перенесли на себе неимоверные тяжести и .изнурения далекого пути. Они отчаянно преодолевали трудности передвижения, они вынуждены были преодолеть и голод, запас продуктов был использован. Занима­лись охотой и этим с трудом добывали себе пищу. Недоедание стало постоянным спутником...».

 

Это живописное изображение переселения бежавших с родных кочевий от разорения монголов встречается только в легенде, расска­занной Алсыевым. Все остальные легенды либо совершенно не упоми­нают о том, как происходило переселение, либо ограничиваются весьма сухим описанием погони ханского отряда и кратким перечнем марш­рута.<

Это живописное изображение переселения бежавших с родных кочевий от разорения монголов встречается только в легенде, расска­занной Алсыевым. Все остальные легенды либо совершенно не упоми­нают о том, как происходило переселение, либо ограничиваются весьма сухим описанием погони ханского отряда и кратким перечнем марш­рута.

 

По легенде Алсыева монголы перекочевали в Тунку с востока. Дойдя до пограничного столба, они направились в местность Мон, расположенную поблизости. Здесь переплыли реку Зандис, отсюда направились в долину Табилта.

Таким образом, можно предполагать, что племя хонгодоров переселялось из Монголии в течение длительного времени в места ныне населяющих районы Тунки, Алари, Закамны и Оки.

 

Родословная племени хонгодор

С. П. Балдаев опубликовал родословную племени Хонгодор, за­писанную им от аларца Павла Савельева в 1942 г. В ней насчиты­вается от предполагаемого прародителя до 1942 г. девятнадцать по­колений; таким образом, начало рода относится к  середине XV в. Родоначальником считается Хара Хула баатар. Потомство его идет в таком порядке: Галдан—Хотогойто—Тагша-мэргэн—Хонгодор.


По данным С. П. Балдаева, у Хонгодора было девять сыновей и девять родов:

1) Ашата

 2) Ашхай

 3) Холшо-Баатар

 4) Ута-байма баатар

 5) Да­ша баатар

 6) Найдар (Хагта)

 7) Нашан (Дуртэн)

 8) Бадархан

 9) Боолдой.

 

К племени хонгодор также относят пришлые и присоединившиеся роды

  1. Шарануут
  2. Боронуут
  3. Гуран
  4. Сартоол
  5. Сонгоол
  6. Шошоолок
  7. Хурхуут
  8. Готол
  9. Ута Байма

10.  Хутёоска

11.  Хабарнут

12.  Буруутхан

13.  Зунги

14.  Икинат

15.  Холтубай

16.  Ноёт

17.  Дархат

18.  Чонут

19.  Манжаруг

20.  Хоролмой

21.  Хотогойто

22.  Сальджут

23.  Бурут

24.  Харанут

25.  Туралиг

26.  Уйгур

 

Также существует легенда, передаваемая  от поколения к поколению, о том что у Хонгодора был один единственный сын Ашхай. О нём  говорили в народе «Аха дуу угы Ашхай». У него родились семь сыновей, которым он давал имена Первый, Второй и т.д. Хонгодор. Согласно этой легенде, рассказанной Ункуевым Владимиром Данзановичем, потомки семи сыновей Ашхай дали начало родам, проживающим в следующих местах:

  1. Хонгодор-1 –Хурлик, Токурен
  2. Хонгодор-2- Шара Добуун, аймаки: Жалбатан, Холхойтон, Хонтобой, Хулшайтан, hунгэтэн, Бахааштан, Муртэ, Сагаантан, Хужарта, Боботон
  3.  Хонгодор-3- Улябор, Хунти
  4. Хонгодор-4- Тагархай, Ундэршоон
  5. Хонгодор-5- Торы
  6. Хонгодор-6 – Аларь, Ока
  7. Хонгодор-7- Закамна.

 

По расказам старожила Распутинова Сырен Ринчиновича жители нашего села делятся на 19 аймаков: Хонтобойтон, Боолдой, Булханай, Бахааштан, Мухар, Зузаанай, Боготон, Даахиин(Жалбатан), Мондойн, Ботоохойн, Тоонооной , Моотон, Хулшайн, Хушын, hалбаан, hохор Муртэ,hартайн, Тонжоной, hалтиин.

 

 

Моя родословная

Согласно этой легенде и по рассказам старожилов  мои предки жители Ундэршона, относятся к аймаку Мондой.

У Мондой был единственный сын Халту, у которого родились пятеро сыновей:

  1. Буха
  2. Арма
  3. Дансаран
  4. Балахи
  5. Хэмэн.

Потомки Буха- Бухаевы, Дансарана- Дансарановы, Балахи- Садыевы, Гомбоевы, Хэмэн- Галановы проживают в селе Галбай, так как, во время коллективизации кроме моего деда все они переехали из Ундэршоона  туда, а мой прадед Содном в село Толтой.

У Арма также было пятеро сыновей:

  1. Сэндэ
  2. Дымпи
  3. Гэлэн
  4. Попой
  5. Подой.

У Дымпи не было сына, но у дочери был сын Шархайн Добшон, а его сын Даша Дандаров ныне проживает в селе Аршан. Гэлэн Армаев был ламой высокого ранга, известным во всей Тунке. Действительное имя его забылось, потому что люди, выражая уважение и почтение к нему, называли только Гэлэн. Он был репрессирован вместе со всеми ламами после революции.

 

Улахаев Жап- внебрачный сын Г.Армаева. Унаследовал от отца богатырскую силу, про которую ходили легенды в Хойморах. Об этом писал в своих произведениях Б.Ябжанов. Хорошо рисовал. Был спокойным, доброжелательным человеком.

 

В1916 году его призвали на тыловые работы в город Архангельск. Жап удивил своего командира трудолюбием и силой, поэтому он хотел оставить его  в части и  поженить на русской девушке, но Жап решил вернуться на родину и продолжить свой род на земле Тункинской. Его правнуки живут, учатся и трудятся по всей Бурятии.

 

Попой  Армаев родил двух сыновей: Гомбо и Сэрэн. Сын  Гомбо Слава  с семьей проживает в Гусиноозерске. Сын Сэрэна Даша Сэрэнович ныне на заслуженном отдыхе, внук Андрей с сыновьями Саяном и Санжа проживают в Кырене.

 

У Подой не было сына.

 

У Сэндэ было трое сыновей:

  1. Табаан
  2. Гомбо
  3. Пагбаан

Табаан и Гомбо не имели сыновей.

          

У моего прапрадеда Пагбаана было 8 детей: четыре сына и четыре дочери. Из четырех сыновей двое погибли в Великую Отечественную войну.  Сыдып Пагбанович похоронен на Пискаревском кладбище в городе Санкт- Петербург, а Данзан Пагбанович пропал без вести. Сына Доржо отдали родственникам на воспитание, потомки его носят фамилию Манзыевы.  У дочери Ханды  четверо детей: Владимир Кынзыбеев, Доржоохой Малханова, Сырен- Доржо и Сэрэн- Жап Армаевы. Дулме Пагбановне прожила до 88 лет, у её дочери Долгор- Жап трое дочерей и четыре внука.  У Сэжмэт три дочери: Сэсэг Дашеевна Ахаржанова, Галина Доржеевна Армаева и Софья Доржеевна Шалбаева. Дочь Дулмажап была отдана на воспитание родственникам, её внуки на сегодня продолжатели рода Кынзыбеевых.

 

Мой прадед Содном с моей бабушкой Гарма вырастили и воспитали шестеро детей.

 

Самый старший сын Дондок мой дед.

1. Дондок     2. Сырен-Доржо  3. Самбу    4.Сэрэн-Жап .5.Сырен-Дулма   6. Бизья.

2.1. Алексей – Дарима

2.2. Жаргалма- Доржо, Аюр.

2.3. Галя – Эржена, Ринчима

3.1. Сырен-Доржо – Оля<

Просмотров: 6579

Дополнения

Комментарии

Для добавления комментариев необходимо авторизоваться на сайте
Добавить материал

Родное село
Цель портала - объединение всех кто любит свое село, у кого болит сердце за его будущее, кто не хочет забывать свои корни.
e-mail:
Яндекс.Метрика
Создание сайта -