Республика Бурятия

Выбрать регион
ВойтиЗарегистрироваться
Логин
Пароль
Забыл пароль

Краеведческий портал

Районы

Род Ивановых

15 января 2012
Род Ивановых

По  воспоминаниям, оставленными моими уже ушедшими родными, по рассказам ныне здравствующих родственников, документам и фото из семейных альбомов  я, Фролова (Иванова) Ольга Анатольевна, 1955г.р. – бабушка Кокорина Егора,  из 21 века поведу рассказ о судьбах  наших родов от  века 18.   Кто они давшие нам жизнь?

Мои прародители по линии отца.

 

Часть из них происходила из староверов, так называемых «семейских». Гонимые из центральной России из-за раскола православной церкви, пройдя  тысячи верст долгого пути, они поселились на новой необжитой земле, среди гор и диких степей Забайкалья.

 

Одна из ветвей  -  Ивановы, на  фамилии, которой, как известно, Русь держится, вот с нее и начнем, тем более что  это самое раннее упоминание  из всех родственников. От него, от Ивана, рождения 1780 года, и начался  наш род Ивановых.  На  нашем родовом древе к моему  внуку Кокорину Егору  это веточка  дотянулась от моей дочери Кокориной (Фроловой) Яны, а я  по рождению Иванова.

 

Мои Ивановы поселились и жили в  Мухоршибирской волости (сейчас  это район), в  Заганской деревни (ныне Новый Заган), из места именуемого Ветка, Черниговской губернии (сейчас это Белоруссия).  Согласно  ведомости, взятой от посельщиков старообрядцев,  все они вывезены  в 1764 году из Польши. Почему Польша, да потому, что  Черниговская, а также Могилевская губернии,  входили ранее в состав Речи Посполитой (Польша). Сведений  об их жизни в 18 - 19 веках нет. Ясно, что было  сложно и трудно, даже представить не возможно. Но, начиная с Иванова Лазаря Ермиловича (1891г.-1981г.),  жизнь моих Ивановых  в 20 веке  более-менее известна. Все, что в основном происходило с Лазарем Ермиловичем,  перекликается с жизнью прародителей  и по другим линиям.

 

 Его жизнь – это труд крестьянский, а  начинали  работать тогда в раннем детстве.  Семилетнего Лазаря  его отец  Иванов Ермил Феофанович (1865г.-1951г.)  поставил к  броне, а с 10 лет он уже сам пахал, косил траву, жал серпом хлеб, молотил, заготовлял с отцом дрова в лесу, пилил и  выполнял другую повседневную крестьянскую работу. Его мать  Иванова (в девичестве Ревенская) Агафья Евлампьевна , 1866г.р. умерла  в 40- летнем возрасте, оставив  семерых детей, Лазарю в то время было 15.

 

Мечтал Лазарь учиться  грамоте, да  негде было. В 1902 году приезжал из Верхнеудинска представитель с целью открыть школу и больницу, но старики на сходе  отказали, ссылаясь на то, что их предки жили без школ и больниц и они проживут. «Ученье это  чертово, оно отвлекает от работы и если все  станут учиться, то некому будет хлеб сеять и ухаживать за скотом, погибнет крестьянство» - так говорил  отец Лазаря. И все же Лазарь освоим  грамоту самоучкой в 1910 году,  будучи  восемнадцатилетним, по азбуке, которую дал ему бывший солдат – Фадей Миронович Алексеев, на всю жизнь запомнил он это имя.

 

В 1912 году Лазарь ушел из отцовского дома на золотые прииски в Амурскую область. Многие тогда шли за лучшей долей.   До конца 1914  года мотало его по разным городам и приискам, а в  итоге вместо хороших заработков, остался   должен предпринимателю, от которого и сбежал.

 

А тут другая напасть – война с Германией.  На ст.Дивизионная, города Верхнеудинска, в войсковой части  прошел  подготовку   и в апреле 1915 года  в звании командира отделения отправился на  Австро-Венгерский фронт.

 

Воевал в городах Волочаевск, Николаев, Тернополь, Калич, Рогатин, Львов. На фронте был старшим разведчиком, 16 раз был в боях против немцев, австрийцев, венгров. Был ранен саблей в руку, контужен. За бои и разведку был награжден Георгиевским крестом  и медалью за отвагу.

 

31 августа 1915 года во время тяжелого боя за город Калич на реке Днестр попал в плен.   В октябре, его вместе с другими  пленными  в товарных вагонах привезли в Богемию, в лагерь Лиссомиловцы. Из 40 тысяч  пленных к апрелю 1916 года в лагере осталось 10 тысяч, остальные умерли от голода и холода, непосильного труда на каменоломнях и других работах.

 

Однако, находясь в плену, в  центре Европы, Лазарь дважды получал из дома, из далекого Забайкалья, посылки с салом и сухарями, благодаря которым выжил. Невероятно и непостижимо данное обстоятельство, при котором  воюющие  государства - противники, выполняли международную конвенцию,  давали возможность   получать посылки военнопленным. Такое  даже нельзя   представить в годы  Великой Отечественной войны 1941-1945г.г.

 

К концу апреля 1916 года Лазарь, вместе с другими военнопленными попадает в  Венгрию. В г.Бекеш-М его определили  в хозяйство Яноша Феца. В этой семье он прожил два года, исполняя крестьянскую работу. Хозяева относись к нему хорошо, считали его членом семьи, не обижали, несмотря на то, что  три  их сына воевали и,  приезжая на побывку, ничем не упрекали, проявляя уважение и заботу.

 

10 октября 1918 года наступило время к возвращению пленных на родину. Домой, в свое село, Лазарь добирался 95 дней, шел пешком,  ехал на крышах вагонов, на тормозных площадках. В январе 1919 года он появился в доме отца. А в феврале 1919 года  женился на Леоновой Афанасье  Ефимовне (1896г.-1977г.). Свадьба была скромной, уже без венчания. Фотографии  этого события нет, но есть фото от 1930г.

 

Шел второй год, как произошла  Великая Октябрьская революция, но становление  советской власти в Забайкалье, в том числе в Мухоршибирском районе, проходило в острой борьбе. Появились  отряды белой царской армии атамана Семенова, барона Унгерна, а так же японцы. Для отражения их были организованы партизанские отряды Прибайкалья, во главе с главнокомандующим Лебедевым Е.В.

 

Лазарь не остался в стороне, из  бывших солдат-фронтовиков Загана была сформирована  дружина, которую он и возглавил. 26 декабря 1919 года, под селом Хара-Шибирь  дружина вступила в бой  с японцами. В 1920 году он участвовал в боях на Хараузском фронте против «семеновцев», «каппелевцев», потом  был назначен комендантом в госполитохрану по снабжению проходящих красных отрядов.  

 

В июне 1921 года едет делегатом на первый  революционный съезд в Верхнеудинск, где был избран членом Уездного народно-революционного комитета,  назначен на должность начальника административного отдела и заместителем председателя УНРК.  На этой должности  Лазарь пробыл до конца 1921 года и  после третьего заявления и  настоятельной просьбы был освобожден с условием  возглавить  советскую работу в с.Новый Заган, Мухоршибирского района. Где и работал председателем Сельского совета до  1926 года.

 

В то время советская власть  вела наступление на единоличное крестьянское  хозяйство, облагая  крестьян непосильными  налогами. Приходилось  выгребать хлеб у крестьян-односельчан и, Лазарь Ермилович чувствуя жестокость советской власти к крестьянам, ссылаясь на свою малограмотность, ушел с должности и занялся  своим единоличным хозяйством.   

 

Не обошла Лазаря Ермиловича стороной, как и многих других, ложь и клевета. В начале 1929 года по лживому заявлению  была осуждена группа

односельчан, в том числе и Лазарь, по ст. 58-8 УК РСФСР.  Одного из них расстреляли, другие получили разные сроки, а Лазарь  5 лет лишения  свободы.

 

Как же нелегко пришлось его жене Афанасье Ефимовне. Одной с четырьмя малолетними детьми  вести хозяйство. Сама пахала, сеяла, убирала, молотила хлеб, косила сено, ухаживала  за скотом. А ведь еще и домашние дела: печь хлеб, готовить еду, обмыть и обстирать детей и выполнять много другой домашней работы. Судимость мужа – «контрика» прижимала непосильным обложением налогов, сдачей хлеба государству.

 

С  1931 года, после  досрочного освобождения, Лазарь работал в организации «Союзпромкорма».

 

Вскоре  и Великая  Отечественная война подошла. В 1942 году  Лазарь Ермилович  призван в армию  и направлен на работу в промартель им. Крупской, а затем  помощником машиниста на ст.Татаурово.  В 1946 году был демобилизован  с трудового фронта. С 1946г. по 1962г. – заведовал зерноскладом колхоза Заганский. Когда исполнилось 71 год, вышел на пенсию.

 

На примере жизни Лазаря Ермиловича хорошо видно, чем и как жила страна, какие  испытания, события происходили в первой половине 20 века: война 1914 года, революция, гражданская война, становление советской власти, колхозы, Отечественная война, восстановление  после нее. Так жили почти все. Но был в его жизни случай исключительный для  того времени  и его положения -  обыкновенного рядового гражданина.

 

Помня  свое нахождение в плену в Венгрии  в 1916-18 годах, жизнь в семействе Фец, решил восстановить связь со своими друзьями. В 1961 году написал письмо и вскоре получил ответ. Так завязалась переписка. А в начале 1965 года Лазарю Ермиловичу  представилась возможность съездить в Венгерскую республику. Не простое это дело по тем временам. Не только семейство Фец, но и весь Бекеш-М принимал Лоция, так венгры звали Лазаря Ермиловича, как дорогого гостя и друга. 33 незабываемых дня повел Лазарь среди своих близких друзей и, как оказалось, родных. Там, в далекой  Венгрии, после его отъезда в 1918 году родилась дочь, а потом и внучка. Поразительно то, что он   за эти почти   50  лет не забыл  венгерский язык, мог свободно говорить, петь венгерские песни.

 

Прожил Лазарь Ермилович очень долгую, почти 90- летнюю жизнь,  имел четверых детей. Один из его сыновей - Анатолий, мой отец, 29.12.1922 года рождения.

 

Моему отцу  уже  не пришлось с семи лет  ходить с борной, и учился он не самоучкой, а в школе. В 1940 году Анатолий поступил на работу секретарем в народный суд 2 участка  Кабанского района, сейчас это Прибайкальский район. Это определило всю его дальнейшую жизнь. На фронт Отечественной войны он не попал из-за  непригодности к военной службе по состоянию здоровья, у него был паралич кисти правой  руки. 

 

Работая секретарем в суде, Анатолий  проявил  свои положительные качества  и  способности, что не осталось  без внимания,  и в   мае 1943 года он был избран народным судьей,  будучи девятнадцатилетним юношей.  Начал свою  деятельность судьей  в Тункинском районе, затем были суды других районов, а в декабре 1962 года  стал членом Верховного суда Бур.АССР,  где и работал до выхода в отставку в  марте 1985 года. За это время  закончил  в 1947 году Иркутскую  юридическую школу, а в 1955 году Московский Всесоюзный  юридический  институт.

 

Судейский стаж Анатолия Лазаревича составляет без малого 42 года, из них 22 года в Верховном суде. Чего только за эти годы не пришлось пережить, при такой  сложной и трудной  жизни, особенно в годы  войны,  при сталинских репрессиях, когда на его глазах  производились аресты  знакомых.  Сколько поломанных судеб пришлось увидеть и пропустить через себя.   Кроме основной работы, приходилось  выполнять  поручения райкома партии, такие как, подписка  колхозников на государственный заем, а какие у них в это время  были деньги – слезы,  проводить выборы на избирательных участках. А также  читать лекции и доклады,  проводить занятия с судьями, обобщать  судебную практику, участвовать  в  газете  «Советский юрист».

 

29 апреля 1981 года  Анатолию Лазаревичу присвоено звание «Заслуженный юрист РСФСР». За свой труд он был отмечен и другими правительственными наградами.

 

Мои прародители по линии матери.

 

Основное сословие наших предков – крестьяне. Но по линии моей матери, а она из  Байбородиных, казаки.  Они  с  70-х годов 17 века  относились к  казакам Иркутского казачьего войска,  Тункинского отделения, занимались  охраной границы с Китаем по   труднопроходимому горному участку от  Хангинского  до Ключевского  караула.  Тункинские казаки, расположенные в гористых  и малоплодородных землях, были  беднейшими. Звероловство  у них стояло на первом месте в  ряду  источников пропитания, т.к.  земли  пригодной для землепашества было мало.

 

В последствии, как рассказывала моя тетушка, они руками перебирали землю, освобождая  от камней, для пахоты. Скотоводство  у них было тоже не важное, недостаток сенокоса  был ощутим.   Положение Тункинцев  затруднялось еще и тем, что они жили постоянно в одной  крепости. От этой крепости, основанной казаком  Ерофеем Могилевым, ведет отсчет  нынешнее село Тунка.

 

С 1919 года Советское правительство повело беспощадную  войну с казачеством путем  поголовного истребления. Ни  один слой населения не подвергся такому тотальному  уничтожению, как казачество. И все же, до сих пор мои  Байбородины проживают в  Тунке.

 

В 1928  году в Тунке была образована  сельскохозяйственная  коммуна «Заря», затем колхоз, где председателем  одно время был мой дядя Байбородин  Семен Лукич, где  добросовестно трудились мои родные. Так  в 30е годы в районе, и в республики  гремела слава об ударниках  и  стахановцах  Степане и Анне Байбородиных. А предки: дед Байбородин  Лука (1879г.-1953г.), его отец Байбородин  Никита (1840г.)  и другие упокоились на местном кладбище.

 

С началом  Великой Отечественной войны более 300 жителей  села  были призваны в ряды Красной Армии, мужественно сражались и  мои дядья – сыновья моего деда  Байбородина Луки Никитовича, один из них - Степан Лукич в 1942г. погиб под Смоленском, сгорел в танке.

 

Я   помню, как девчонкой, в 1960-е годы, живя на каникулах в Тунке, бегала в кино, для этого была приспособлена   церковь, напротив дома  моих родных. Я и  не знала тогда, что  Тункинская Покровская церковь, называемая  крепостною и казачьей, построена в 1744 году прихожанами  казаками, на  том месте, где была ранее часовня и где по преданию, вблизи на сосновом пне явилось Икона Святителя и Чудотворца Николая.

 

Прародители  по линии моего мужа (Фроловы – Черных)

 

Начну с Черных – это веточка моего мужа по матери  Фроловой (Черных) Валентине Федотовне, 1928 г.р. Так вот,  семейство Черных, ведущее  свое начало от Винидихта, которого  за двуперстие сослали в  Забайкалье из  той же Ветки в  далеком 18 веке, подверглось  уже в советское время  20 века репрессии.  

 

Семья  Черных была большая:  Валя, ее отец  Федот Илларионович, 1877 г.р., мать  (в девичестве Калашникова)  Афимья Аввакумовна, 1885 г.р.,   старшие три брата и  две сестры.  Проживали они в с.Харитоново, Тарбагатайского района, работали, не покладая рук, потому и хозяйство было крепкое, справное. Имели 9 лошадей, коров 9-12, овец и коз 20-25 голов, засевали 18 десятин земли. В это время в стране шла коллективизация  и  борьба, с так называемыми, кулаками. И конечно  семья Федота Илларионовича в 1931 году была раскулачена с отчуждением имущества. 

 

Федот Илларионович  был осужден по ст.62 УК на  два года, на основании того, что он якобы является  кулаком-начетчиком  (справка  архива НКВД БМАССР). Он отправился в тюрьму, а семья в ссылку. Но так как дальше Сибири не сошлют, то определили их на жительство в село Заиграево. После освобождения Федот Илларионович долго болел, обезножил.  И, несмотря на это, 28 февраля 1938 года тройкой НКВД  БМАССР   он  был  приговорен к расстрелу уже как участник  контрреволюционной кулацкой группы, и это  больной, малоподвижный  60-летний старик. Приговор приведен к исполнению 6 марта 1938 года.

 

А потом началась Великая Отечественная война,   старший  брат  Валентины, Фома Федотович,  был  мобилизован. Каково  ему служилось, лишенному  всех прав, не имевшему  паспорта, потерявшего отца? И, тем не менее, он достойно и честно прошел всю войну, был награжден, отмечен правительством.  Так же, как и его  расстрелянный отец -  Георгиевский кавалер Черных Федот Илларионович, который  прошел  две войны,  служил достойно России, как в 1905 году  в  войне с Японией, так и первой германской в 1914 году.

 

Не обошла  стороной  Великая Отечественная война и семейство моего мужа - Фроловых. Фролов Демид Яковлевич, 1878 г.р., и его супруга (в девичестве Брезгина) Степанида Кирилловна,1882г.р., вырастили девять детей. Проживали  Фроловы в основном в с.Татаурово, Прибайкальского района.  Семья была   зажиточной.  В годы коллективизации, Фролов Демид Яковлевич сдал добровольно все свое имущество, скот, дом в колхоз, тем самым спас семью.  В последствии в их доме долгое время  размещалась школа.

 

Один из их  сыновей -  Фролов  Иннокентий, 1923г.р. (отец моего мужа),  во время ВОВ служил связистом в 652 арт.полку 1, а затем и 2 Украинского фронта, награжден орденом  «Красной  Звезды», медалями, закончил войну в Польше  8 мая 1945 года. По возвращению обосновался  г.Улан-Удэ, женился, работал, растил  детей: дочь Людмилу, 1947 г.р., сына Александра, 1953 г.р.

        .

 

 

 Прародители моего зятя ( Кокорины, Куцые – Семерунь)

 

До сих пор я рассказывала   о живущих ныне и   предках  по  одной стороне  нашего родового древа.   По моей линии: Ивановы - Байбородины,  и по линии моего мужа: Фроловы - Черных. Но есть и другая сторона Кокорины,  Куцые - Семерунь, родные моего зятя – Кокорина Вячеслава Петровича, 1978г.р.,  отца моего внука Егора, 2007г.р.

 

Кокорин Дмитрий и его жена  девичестве  Турчанинова Александра, 1907 г.р.   проживали в с.Убукун, Селенгинского района, из казачьего сословия.    Их жизнь мало, чем  отличалась от  жизни моих предков. Те же трудности  крестьянского,  а затем колхозного  быта, также подверглись репрессии за достаток в хозяйстве, также вытравлялась память о казачестве, как и все  испытали  тяготы  военного и послевоенного лихолетья. По семейному преданию, Турчанинова  Александра была из богатой, купеческой семьи. 

 

Она рано лишилась родителей, которые погибли,  утонули, перевозя золото. Какая-то темная и таинственная история. Воспитывалась Саша у своей тетушки. Чтобы спасти ее от преследования  в после революционный период  ее выдали замуж в 15-ть лет за казака Кокорина Дмитрия. До сих пор Кокорины не могут восстановить свой род, до такой степени Дмитрий и Александра боялись  что-либо рассказывать своим детям и внукам. От брака имели дочь Кокорину Екатерину Дмитриевну, 1928 года рождения.

 

Также очень мало известно о жизни самой Екатерины,  как и ее родители, она  ничего не рассказывала о себе.  Известно, что Екатерина в 1946 году  познакомилась с  Ухаловым Прокопием, будущим отцом Кокорина Петра.  Появился  он в Бурятии, успев  повоевать на фронтах Великой Отечественной войны с 1944 года до победы, а затем  с Японией.  На фронт  пошел добровольцем в шестнадцать лет,  был он  высокого роста, физически развит хорошо, выглядел старше своих лет.

 

В Забайкалье попал, сопровождая и охраняя пленных японцев, которые строили железную дорогу Улан-Удэ- Кяхта.  Прожили  Екатерина и Прокопий  несколько лет гражданским браком, а потом расстались, он уехал к себе на родну.  После такой кровавой войны создать семью было сложно, мужчин не хватало.

 

Екатерина Дмитриевна  по окончании кооперативного техникума, работа бухгалтером  в Ново-Селенгинском сельпо,  затем  главным бухгалтером в КСМ (комбинат строительных материалов) г.Улан-Удэ.

 

А  вот фамилии Куцые-Семерунь  появились на нашем древе вместе с Галиной Анатольевной, 1957 г.р., которую привез в 1980-м году из  далекой Украины  Кокорин  Петр Прокопьевич. С Галиной Петр познакомился, когда учился в Киевском институте инженеров гражданской авиации, а она в техникуме машиностроения.

 

Родители Галины:  отец  Куцый Анатолий Моисеевич, 1935гр.,  мать  Семерунь Анна Владимировна 1931г.р., а ее деды и бабки жители   Монастырищенского района, Черкасской области, Украины.

 

 Прадед Галины по отцу – Куцый  Мартимиан прибыл на Украину  вместе  со своим польским паном. Состоял при нем  управляющим  имения в с. Долинка, Монастырищенского  района, Черкасской области. Здесь он  женился, обзавелся детьми.  В революцию, естественно, пан бежал, а  Куцые осталось в  селе, занимались  своим хозяйством, затем работали в колхозе.   Его сын Куцый Моисей Мартимианович был участником ВОВ, отмечен правительственными наградами,  после войны работал в  родном селе.

 

Семерунь Владимир  – дед Галины по матери, имел свою лавочную торговлю, но в 1937 году был репрессирован и сгинул без вести в сталинских  лагерях.  Во время Великой Отечественной войны  село  Новоселки, Монастырищенского района, где проживали бабушка Гали –   Семерунь Ева  с детьми, подверглось  немецкой оккупации. В их доме стояли немцы, а  все семейство  ютилось  в погребе.

 

Испытали на себе весь ужас войны, страшный голод. До конца своих дней  бабушка Ева помнила, как  в первый год войны не смогли убрать урожай, вернее им не дали его убрать, все осталось под снегом, а зимой она с детьми  крадучись ходила в поле и из-под снега выкапывала мерзлую картошку, чтобы хоть как-то накормить детей.  А разве забудешь вражеский гнет, как их немцы гоняли на работы, разлуку с угнанным   в Германию  сыном Алексеем.   Жителям Забайкалья,  конечно, не сладко пришлось во время войны, но на них не падали бомбы, их не вешали и не убивали на глазах у детей, не жгли их города и села.

 

В  дальнейшем  семейство Семеруь  вместе с односельчанами восстановили село, где добросовестно  трудились на колхозных полях и фермах до выхода  на пенсию,  и где до сих пор проживают их потомки.

 

 

О моем поколении

 

Вот и добрались до моего поколения, родившиеся в  50-тые годы 20 столетия.  Это была уже другая страна.  Мы прошли  все ступени социалистического воспитания: были дружными октябрятами, примерными пионерами, верными комсомольцами.  Моя жизнь и жизнь моего ближайшего окружения прошла в городе и  деревню видели только иногда, на каникулах. Мы не представляем уже трудностей колхозно-крестьянского труда. 

 

Помним радостные первомайские и ноябрьские демонстрации.  Хоть и называют это время застоем, но   была некая стабильность,  мы учились  бесплатно в средних и высших ученых заведениях, ездили в пионерские лагеря на отдых  за символическую  плату, занимались в кружках  и секциях бесплатно. Мы  с азартом играли в «зарницу», сдавали   «ленинские зачеты»,  а потом наши сверстники  поехали на строительство БАМ. Мы не  боялись безработицы и нищеты. Да, были очереди в магазинах  и  мало импортных «тряпок» и других вещей, но была уверенность в завтрашнем дне.

 

Я  основную свою деятельность  провела в судебной системе. Мой  муж, Фролов Александр Иннокентьевич, честно и добросовестно отслужил 3 года  на Тихоокеанском флоте,  и считал это почетной и достойной службой. А  по окончании Технологического института всегда имел работу.

 

Но  грянула перестройка, началось новая эпоха. Мы и наши  дети,  стали приспосабливаться  к новым условиям жизни.  За эти годы мы пережили многое, что-то потеряли, а что-то и приобрели. Были  материальные трудности, но мы получили свободу.   Можем,   без  характеристик, справок о состоянии здоровья, рекомендаций горкома партии,  комсомола и КГБ ездить  за границу. Можно продать и купить квартиру в любом месте, и не только в своем городе,  ведь об этом и помечтать нельзя было. А какая техника  - фантастика. Можно иметь свое дело, бизнес,  фермерское хозяйство, за которое когда-то в далекие тридцатые годы были раскулачены, уничтожены и сосланы  миллионы людей, в том числе родственники моего мужа – Черных.

 

За это время выросли наши дети: сын Дмирий.1976г.р., дочь Яна, 1979 г.р. Выучились и  обзавелись своими семьями.  Яна породнила нас с семейством Кокориных – прекрасными, замечательными людьми. Растет и радует внук Егор - связующая нить двух родов, и все тех, кто был до него, и без которых не было бы его.

Автор: Moderator
Просмотров: 4445

Комментарии

Для добавления комментариев необходимо авторизоваться на сайте
Добавить материал

Родное село
Цель портала - объединение всех кто любит свое село, у кого болит сердце за его будущее, кто не хочет забывать свои корни.
e-mail:
Яндекс.Метрика
Создание сайта -