Республика Бурятия

Выбрать регион
ВойтиЗарегистрироваться
Логин
Пароль
Забыл пароль

Краеведческий портал

Районы

Бадма Намжилон

10 февраля 2012
Бадма Намжилон

Жизнь, отданная народу 

Как-то один из великих политических деятелей США говорил, что идеи страшнее любой атомной бомбы, и это действительно, наверное, так. В середине XIX в. зародившаяся идея К. Маркса, потом продолженная и реализованная в реальность В. И.

 

Лениным о всемирном коммунистическом благоденствии, в то далекое время, т.е. в XX в. была очень привлекательной. И лозунги по душе: «Не будет богатых и бедных, а будут все равны во всем; не будет эксплуатации человека человеком, власть станет народной и т. д.», особенно в начале ушедшего века.

 

Ради этой высокой гуманистическо-утопической идеи произошло сколько революций и гражданских войн в мире, сколько прекрасных жизней положено на алтарь этой «святой» идеи, позже названной марксизмом-ленинизмом.

 

Да, поколению, родившемуся в начале ХХ в., досталось тяжелое жизненное испытание революционной неразберихой, гражданской и Великой Отечественной войнами, неоправданными репрессиями...

 

Но, народ, несмотря ни на что, верил коммунистическим идеалам, в том числе и мой герой повествования Бадма Намжилон.

 

Родился он в 1903 г. в семье Сампилова Намжила в местности Булагай хорой, что недалеко от с.Булак, южнее, у подножия горы «Ундэр Добо». Со склона этой горочки мы в детстве самозабвенно катались почти каждый день, на самодельных саночках и лыжах. Тогда она казалась нам огромной высоты вершиной.

 

В 1914 году, когда маленькому Бадме исполнилось 11 лет, родители отдали его в школу при Чесанском дацане, где готовили будущих лам. Проучившись два года, Бадма продолжил свое образование в Кудара-Бурятской школе I ступени в с. Загустай. Кстати, первая школа здесь открылась в доме местного жителя Тыжина.

 

В детские и отроческие годы вместе со своими братьями Радной, Жалсаном и сестрой Цырмой постоянно помогали родителям по уходу за скотом, работали также на сенокосе. В общем, были близко знакомы с крестьянским трудом. Особенно его страстью было обучение необъезженных лошадей, где требуется смелость и сноровка.

 

Долгор Намжиловна, его родная сестра, известная учительница, рассказала один факт о большом мастерстве по обучению лошадей Бадмы Намжилон. Обученный им конь Намжил Хээр (гнедой Намжила) занял 1 место среди 70 скакунов в 1919 г., на празднике в честь рамнай (торжественного открытия) субарги Джарун Хашор.

 

Конная скачка была    организована на дороге, связывающей   города   Чита   и   Улан-Удэ.   Наездником   был его друг Нолпоса Дарижапов.

 

Судя по его биографическим данным, он был человеком активной жизненной позиции, так как уже в 1920 г., в 17 лет, включается в борьбу за установление Советской власти на местах, практически работая членом и секретарем хошунного ревкома, после изгнания японских интервентов, семеновцев и белых.

 

В связи с освобождением Забайкалья от белогвардейщины, повсеместно начинается организация комсомольских ячеек среди молодежи. Эта работа была довольно трудной; ведь молодежь в те годы была сплошь неграмотной.

 

Устоявшиеся вековые традиции, далекие от политической жизни, особенно среди семейских и бурят, требовали большой политической агитации и пропаганду новой для всех коммунистической идеи. В конце 1920г. в г. Чита он вступает в ряды РКСМ. Именно здесь у него раскрывается талант организатора, политического агитатора и пропагандиста.

 

Так постепенно Бадма Намжилон становится одним из активных организаторов комсомольского движения в Агинских и Хоринских аймаках. Тут нужно учесть, что в те годы Ага целиком входила в состав Бурятии.

 

Например, по заданию известного бурятского партийного деятеля М.И. Амагаева, большевика с 1917 года, работавшего в те годы в г. Чите в Дальбюро ЦК РПК (б), неоднократно выезжал для создания первых комсомольских ячеек в с. Угдан, Хэсэг, Шибирь и др. В начале 20-х годов XX века на территории кижингинской долины и части хоринских степей образовалось теократическое государство Балагат — во главе с великим йочином Сандан-ламой, проводившему политику нейтралитета и независимости.

 

Частично об этом, правда, в духе социалистического реализма, написано в книге Ц. Галанова «Лебедь-птица». И вот Бадме Намжиловичу пришлось принимать участие в подавлении балагатского движения.

 

Признанием революционно-политических заслуг Бадмы Намжиловича было приглашение его в январе 1922 г. делегатом съезда народов зарубежного Дальнего Востока (Китай, Монголия и др.), созванным Коминтерном и съезда революционной молодежи Монголии в г.Москве.

 

Почему он стал делегатом народов зарубежного Дальнего Востока? Потому что в годы гражданской войны на территории Забайкалья было создано временное, буферное государство «Дальневосточная республика (ДВР)».

 

После окончания работы этих съездов, все делегаты были приглашены в город Ленинград для встречи с трудящимися города в Таврическом дворце. Он пишет в своей биографии: «на этой встрече было много рабочих, служащих, интеллигенции, выступали видные партийные и государственные деятели».

 

Потом с октября 1922 г. по июль 1923 г. учился в краевой партшколе при Дальбюро ЦК РПК (б) в г. Чите. После окончания этой школы он был направлен на работу в Забайкальский губком комсомола инструктором, а впоследствии был избран секретарем Агинского райкома (ныне окружкома) комсомола.

 

1923г. был тревожным, хотя закончилась гражданская война, но остатки белогвардейцев – семеновцев и унгерновцев, тапхаевцы эпизодически совершали набеги из Маньчжурии.

 

Они совершали убийства, террор, грабежи, поэтому Бадме Намжиловичу приходилось организовывать, мобилизовать комсомольцев для их подавления, потому как регулярной армии пока ещё не было.

 

В конце 1923 г. Агинская аймачная организация была передана в подчинение вновь организованному Бурятскому обкому комсомола, потому он переезжает г.Верхнеудинск, а оттуда направляется в Хоринский аймак, где вновь организовывает первые комсомольские ячейки в улусах и селах.

 

Как мы знаем, в этом деле он имеет большой опыт работы.

Как сын своего времени, зимой 1924 г. Бадма Намжилович был принят кандидатом в члены РПК(б) и в 1926 г. становится полноправным членом большевистской партии.

 

В те годы влияние буддийского духовенства и кулачества, полностью не признавших Советскую власть, было довольно сильно среди населения, поэтому ОК РПК (б) Бурят-Монголии, во главе с 1 секретарем М.М. Сахьяновой и Председателем Совнаркома М. Н. Ербановым, направлял молодежь для борьбы с ними, в т. ч. Бадму Намжиловича.

 

В июне 1924 г. он был направлен на работу в органы ОГПУ (теперь ФСБ) республики. Сначала был назначен пом.уполномоченного ОГПУ в Хоринском аймаке, затем становится начальником Восточного отдела областного отделения ГПУ.

 

С высоты нашего времени нам судить его действия очень трудно, так как каждый живет и творит в духе своей эпохи. Это к тому, что с 1924 г. по 1929 гг. наш земляк вел активную борьбу с буддийским духовенством и их сочувствующими. Его карьера, как чекиста, постепенно растет.

 

Бадма Намжилон в начале 1920-х годов женится на Агафье Матвеевне Николаевой. Она была родом из Аларского района Иркутской области; врач по специальности.

 

Но её судьба сложилась очень трагично. В 20-30 – годах XX века бурно строился молодой город Комсомольск-на-Амуре, как всесоюзная комсомольская стройка, куда приезжали добровольцы со всех концов страны.

 

И вот на этой стройке разразилась какая -то инфекция, и туда была направлена она как врач. Агафья Матвеевна погибла в тайге то ли трагически, то ли от инфекции. Детей они не успели завести.

 

В 1929-1930 гг. Бадма Намжилович был приглашен в аппарат полномочного представительства ОГПУ по Сибкраю в г. Новосибирске и уже оттуда выезжал для ликвидации контрреволюционных выступлений против Советской власти в Горный Алтай, Хакассию, Омскую и Томскую области.

 

В том же 1930 г. был приглашен в аппарат ОГПУ СССР в г.Москву и параллельно преподавал в высшей пограничной школе НКВД монгольским студентам и курсантам, как человек, владеющий их родным языком.

 

В начале 30-х годов, когда Бадма Намжилович работал в Москве, женился вторично, на Анастасии Михайловне Сахьяновой. В это время отголоски балагатского движения ещё были, многие сторонники этого движения скрывались по разным местам и один из них, приехавший из Москвы, рассказал родителям Бадмы Намжилон, что их сын живет, семейной жизнью с Сахьяновой и надо было бы все это узаконить по нашим обычаям. У них родился сын Анатолий, который живет в г.Улан-Удэ с семьей. А его мать Анастасия Михайловна в возрасте 97 лет 2002 г. ушла в мир иной.

 

В 1935 году Бадма Намжилович направляется в г. Сталинград (Волгоград), для укрепления областного управления ОГПУ. Когда он работал здесь, ему присваивается звание комбрига, что соответствует нынешнему воинскому званию генерала-майора, а всем известный генерал И.Балдынов в те годы был в звании лейтенанта. Таким образом, наш земляк Б.Н.Намжилон по праву является первым генералом бурятского народа.

 

Это ведь не каждому по плечу, тем более в те суровые годы.

Но наступает страшный 1937 год. Репрессивная машина не обошла стороной и нашего генерала.

 

Он вспоминает в своей биографии: «В конце 1937 года я был исключен из рядов партии и уволен из органов ОГПУ по обвинению, что брал под сомнение некоторые методы работы органов, приведшие к грубым нарушениям революционной законности. Например, подвергались репрессии заслуженные коммунисты и беспартийные.

 

Наблюдая всё это, молчать об этом было нельзя. Так, в беседе с одним из сотрудников я ему частично рассказал, об этом и в тот же день на меня завели персональное дело, потом исключили из рядов партии по обвинению в том, что я беру под сомнение методы работы ОГПУ - НКВД. В нашей партийной организации тогда состояло 40-50 коммунистов, а выступил я один.

 

Культ личности был тогда настолько силён, что ни один коммунист не решился выступить в поддержку меня». Все эти откровенные признания, сделанные потом, после ХХ съезда КПСС, веют холодом и животным страхом большинства за свою жизнь.

 

Да, в те годы, за одно неосторожно оброненное слово люди расплачивались жизнями, а в данном случае Бадма Намжилович выступил открыто на партийном собрании, где присутствовали сотрудники ОГПУ-НКВД, а не простые колхозники. Этот один факт говорит о том, что Бадма Намжилович был незаурядным и смелым человеком.

 

Он был уволен с работы и исключён из рядов ВКП (б). Хорошо, что так обошлось, а не попал в лагеря ГУЛАГа и не оставил свои кости там. Настали трудные времена, тем более что он не имел специальности. Бадма Намжилович работает в различных организациях в г.Сталинграде. Например, ревизором ликёро-водочного завода, рабочим автоматчиком на заводе «Пролетарский труд» в Москве, переводчиком Московского восточного института.

 

Июнь 1941 года. С началом Великой Отечественной войны Бадма Намжилович стремится попасть на фронт, но его отказываются призывать, но позднее всё ж таки добровольцем удается попасть на фронт. Сражался он в 79-ом укрепрайоне в г. Пулково, где принимал участие в защите астрономической обсерватории г. Ленинграда. Это были трудные времена: постоянные бомбёжки, сырость, в общем, все атрибуты суровых военных лет. Войну закончил на о. Даю, что в Финском заливе в Эстонии.

 

После демобилизации из Красной Армии Бадма Намжилович работает ст. инспектором центрального бюро по розыску перемещённых лиц при Красном Кресте СССР, переводчиком монгольского языка, кассиром-инкассатором Мосгорбанка.

 

Потом потянули его родные ветры в отчий край. В 1948 году приехав в Бурятию, был назначен зам. председателя исполкома Хоринского аймачного Совета, затем работал редактором районной газеты «Красная заря». А с ноября 1953 года по август 1956 года возглавлял партийную организацию в с. Загустай, завершая свою многолетнюю, богатую различными коллизиями и перипетиями трудовую   деятельность.  

 

Вся   жизнь   Бадмы   Намжиловича Намжилон была наполнена честной, бескомпромиссной борьбой и деятельностью за Советскую власть. Где бы он не находился, и в органах ОГПУ-НКВД, и на фронте, и в мирное послевоенное время, проявлял всегда честность, порядочность и святую веру в справедливость. Ведь ему ещё в свое время приходилось заниматься разведкой и контрразведкой. На склоне лет Бадме Намжилон была назначена персональная пенсия республиканского значения (РСФСР), т.к. он после XX съезда КПСС был реабилитирован полностью, как необоснованно исключенный из партии и работы.

 

За его честное и беззаветное служение народу и Родине, хотя с некоторыми зигзагами от русла государственной политики, но свято веровавшему в коммунистический идеал, как все люди того времени, был награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За доблестный труд в годы ВОВ», «20 лет Победы над Германией в ВОВ 1941-1945гг.», «В память 250-летию Ленинграда», и многими Почетными грамотами.

 

Жизнь человеческая действительно коротка, каждый творит её в духе своего времени и, оставив после себя наследников какую-то память, уходим... Такова жизнь.

В 2003 году Бадме Намжилон, первому генералу из Бурятии, верному сыну нашей Родины, выходцу из небольшого села Булак исполнилось бы 100 лет.

 

Жалсан Дондоков, с. Булак,Кижингинского района


Автор: Moderator
Просмотров: 2412

Комментарии

Для добавления комментариев необходимо авторизоваться на сайте
Добавить материал

Родное село
Цель портала - объединение всех кто любит свое село, у кого болит сердце за его будущее, кто не хочет забывать свои корни.
e-mail:
Яндекс.Метрика
Создание сайта -