Республика Бурятия

Выбрать регион
ВойтиЗарегистрироваться
Логин
Пароль
Забыл пароль

Краеведческий портал

Районы

История исчезнувшего села ЗАМАКТА

Еще до революции здесь велись основные разработки золота китайцами. По причине сильных неурожаев, в поисках лучшей жизни и хорошего заработка, люди покидали родные места и вербовались на разные работы.

 

В мае 1937 г. по вербовке из западных областей России в Бурятию приехало 106 семей, часть из которых была направлена на прииски. Целыми семьями ехали из Воронежской, Новгородской, Томской, Кировской областей, из Украины, Башкирии. В наш район прибыли Воропаевы,  Хныкины, Мананниковы, Плотниковы, Ишутины, Паринские, Объедковы, Городиловы, Тимофеенко и др. Так и сложился основной контингент рабочих Прибайкальского прииска «Байкалзолото» (так назывался прииск в Замакте). Среди рабочих были татары, башкиры, азербайджанцы.

 

Из воспоминаний Мананниковой В.П., ветерана Великой Отечественной войны, выпускницы ХСШ №1 1945 года:

 

«В мае 1937 года, мы, переселенцы из Воронежской области, оказались в Замакте (хотя наше переселение предполагалось на 3 года на золотые прииски Красноярского края. Но там нас не встретили и провезли до Верхнеудинска).

 

По условиям договора переселенцы могли попасть семьей из четырех человек при двух работающих. Наша семья, состоявшая из 6 человек, составила  две семьи. Два старших брата составили вторую семью. Отец, мама и мы, двое девочек – одна семья. Везли нас в теплушках, и мы были в дороге 20 дней. Когда мы доехали до места, то увидели небольшую от леса площадь, в центре которой было озеро. Прииск Замакта расположен в одном из красивейших мест Хоринского района, он окружен хвойным разнолесьем – соснами, елями, кедрами, лиственницами. Подлесок занят ольхой, березой, багульником, шиповником, кустами черники, голубицы, брусники.

 

В сосняках и кедровниках изобилие рыжиков, груздей, маслят, а в более влажных местах заросли черемухи, рябины, смородины. Окрестности богаты разнообразием животного мира – косули, кабаны, белки, зайцы, медведи.

 

Несколько дней ушло на наше обустройство. Мужчины поставили брезентовую палатку, несколько буржуек. Как таковых домов не было, стояли охотничьи сторожки, магазинчик.

 

Несмотря на красоту той местности, та площадь, где нашим родителям предстояло трудиться, представлялась уже израненной хозяйственной деятельностью – шурфами, канавами, карьерами, вырубками чудесного леса.

 

Мужчины и женщины вышли на работу, суть которой состояла в отвозке тачками золотоносной породы в лоток, где она промывалась проточной водой.

 

Жизнь потихоньку входила в свое русло, но особого вдохновения не приносила, так как у людей проходила адаптация местожительства, тяжелые условия труда. Мизерная зарплата из-за того, что прииск был почти отработан. Золота было мало. Оплата за труд производилась «бонами». Питание было однообразным – консервированное, привозное, залежалое. Особую жалобу вызывал хлеб из муки высшего сорта, за которым ходили на другой участок Мылдыген на расстоянии 6-8 км.

 

Многие из нас переболели ОРЗ, гриппом.

Не видя никакой перспективы (теплые дни подходили к концу), наши мужчины решили построить пятистенок для оставшихся шести семей. На зиму дом остался без крыши с теплой заделкой потолка, на котором хранили ящики с заготовленной брусникой.

 

В двух отделениях дома разместились по три семьи. Буржуйки топили дровами заранее заготовленными, в зимние дни растапливали лед. Ни о какой бане не было речи. Но все-таки подвернулся случай (нужно куда-то выбираться). Приехали с колхоза села Булуган и вывезли нас своим транспортом, дали жилье. По договору мужчин определили на лесоразработки, а женщин – на повседневные работы в животноводстве. В Булугане наши мамы вместе с женщинами села отметили праздник – День 8 марта 1938 г.»

 

В январе 1939 г. был организован Замактинский сельский Совет. Его территория была определена в 240 га, из которых 140 га были отведены из государственного земельного фонда и 100 га из государственного лесного. В состав Замактинского сельсовета входили пос. Замакта, Мылдылген, заимка Могойта, Хомой, Тога, пос.Усть-Хомой, Хургота, барак Шулынгэтэй, хутор Усть-Мылдылген. На 31 декабря 1939 г. население на территории сельсовета составляло 665 человек, из них в поселке Замакта – 304 человека, в Мылдылгене – 149 человек.

 

Перевалочной базой, куда завозили продукты, был Хомой. Штат сельсовета состоял из 2 человек: председателя и секретаря. В разные годы председателем сельсовета работали: Шолхоев А., Лосев С., Иванов, Ковалева М., Норбоев Е., Тимофеенко Н., секретарями: Трунев Ф., Иванов И., Бурдуковский И.; начальниками прииска Аргунов, Кильчевский.

 

Прииск имел огороды на 12 га, сенокосы на площади 280 га. Была установлена почта гужетранспорта от почтового отделения Замакта до Хоринска и обратно – в месяц 3 раза.

 

Из воспоминаний Ковалевой Марии Сергеевны, 1921 г.р.:

 

«Наша семья Объедковых из 6 человек приехала 23 мая 1937 г. из Воронежской области в Замакту. Тогда, как помню, был снег. Жили мы впалатках лето. А к осени построили барак на 6 семей. На прииске в то время были клуб, метеостанция, больница. В наших воронежских краях была засуха, сильный неурожай, и когда нам предложили ехать сюда, мы согласились. Нам выплатили подъемные, проезд был бесплатный.

 

По приезде отец мой заболел, не мог работать на золоте, и ему пришлось устроиться сторожем на базу. Меня, как комсомолку, рекомендовали на работу в секретари сельсовета, позже стала председателем. В 1939 г. вышла замуж за Ковалева. Муж погиб на фронте».

 

Из рассказов Андреевой Зинаиды Герасимовны 1930 г.рождения: «Мои родители Андреев Герасим Андреевич и Елизавета Алексеевна в июле 1935 г. приехали в Замакту из Новгородской области. В трудовой книжке матери запись: «Прибайкальское управление «Забзолото».

 

Принята в горный цех старателем 10 сентября 1935 г.». Зиму прожили в бараке 5 семей. Летом ставили в поселке общественную большую печь, где жители по очереди стряпали хлеб. В апреле 1949 г. сюда прибыла большая партия армян, лезгин, осетин, азербайджанцев. Из-за отсутствия работы на прииске их отправили в леспромхозы в Новую Курбу, Ойбонт, Тэгду. В 1937, 1948 г.г. на прииски приезжала экспедиция  для топографических съемок».

 

Из воспоминаний Мартыновой Евдокии Матвеевны, 1921 г.рождения:

 

«Мы родом из Хасурты. Мои родители жили в Мылдылгене с 1936 г. Я работала вместе с ними. Золото мылось неважно, его было немного. Среди старателей самыми удачливыми были Степановы из Чикоя. Они добывали много золота. Бывало так, что они покупали конфеты и при нахождении золотоносной жилы разбрасывали их в забое, многие им завидовали. Здесь же работали хасуртайцы Ивановы, Кириковы, Кожевниковы, Бурдуковские, Салтановы, Тюменцевы, Мартыновы.

Вначале я возила на тачках породу, потом меня поставили съемщиком, так как я умела пользоваться лотком и отделять золото. За хорошую работу нас премировали, раз мне выдали туфли на высоком каблуке, наградили путевкой на курорт «Ангара» в Иркутске. В свободное время мы, молодые, собирались в клубе, где был бильярд, музыкальные инструменты. Там мы устраивали вечера отдыха, игры, танцы».

 

Из воспоминаний Фунбина Николая Александровича:

 

«Мои предки по отцовской линии родом из Китая, выехали оттуда в Россию до революции. Здесь завели семьи. В середине июня 1940 г. мои родители поселились в Усть-Хоме, где жило 125 человек. Вначале они занялись изготовлением кирпича, затем стали работать на огородах подсобного хозяйства до 1948 года.

 

Жили мы в Усть-Хоме хорошо, дружно. У нас не было привычки замыкать дом, мы не имели понятия о замках. Просто двери подпирали палочками.Поселок Усть-Хома находился в устье рек Хомы и Оны, отсюда его название. Замечательной была природа окрестностей Хомы. Утром, бывало, встанешь: теплынь. Птицы поют, солнце ярко светит, зелень, цветы кругом – красота. Лес нетронутый, полон лесных даров и живности.

 

Ягоды море, наступить страшно. В этих же лесах охотились на белку, соболя. Пушнину сдавали в заготживсырье Косыгину М.А. Для рабочих прииска готовили мясо диких зверей (косули, лося, медведя). Один килограмм лосиного мяса стоил 9 рублей. Мясо засаливали в ящиках по 75 кг, выдерживали четверо суток, получалась солонина. Сдав мясо, отоваривались продуктами. Рыбачили, солили рыбу и тоже сдавали. В Усть-Хоме жили Грехов И.Г., Спиридонов Артамон, Шолхоевы, Иванов Галактион, Яньков Петр, Бурдуковский Лифан, белых Илья, Трунев Евграф, Фунся Василий. В 1948 г. мои родители переехали в Ашангу».

 

Из воспоминаний Ковалевой Марии Сергеевны, 1921 г.рождения:

 

«В магазинах было все. Помню рыба всякая: кета, горбуша, икра продавалась крупная, как копейка. Огороды садили в Усть-Хомое. Там было подсобное хозяйство. Земля хорошая, плодородная. Фунбин Алексан6др и Фунся Василий выращивали овощи, капусту. В Замакте ничего не росло, земля мерзлая, на 2 лопаты копнешь, а там мерзлота. Нас иногда звали в магазин помочь натирать копченую колбасу растительным маслом. Она сохла, нам позволяли наедаться досыта».

 

Из рассказов Тимофеенко Алексея Никифоровича, 1932 г.рождения:

 

«Мои родители жили в Хурготе, в палатках. Я ходил с первого класса в Замактинскую семилетнюю школу. Моей учительницей была Лебедева Елена Гавриловна.

 

В Замакте была больница, школа, почта, клуб, склады, овощехранилище, конный двор, кузница. Кузнецом был Кривошеев Кирилл Алексеевич. Золото добывали вручную. Пробивали шурф, порода подавалась на бутару (они были ручные, конные) типа ящика, на которой подается порода, затем на грохот, потом на трафарет, под которым была суконная подстилка. В 1946-47 г.г было неважно с добычей золота, мы голодали. Не добыв золота, часто говорили так: «глухаря убили». Труд рабочих оплачивался бонами. Бона в 1 рубль стоила 100 руб.»

 

Интересен приказ №61 от 19 мая 1940 года по Прибайкальскому приисковому управлению: «За проявленную изворотливость в заготовлении поделочного материала и изготовлению таратаечных колес зав.хозяйством Галкина М.Г. премировать швейной машиной. За прявленную любовь к коню, выразившуюся в сознательном уходе за лошадьми старшему конюху Бурдуковскому П. объявлена благодарность и конюха Бурдуковскую И. премировать швейной машиной.

 

Из воспоминаний Городилова Никандра Дмитриевича, 1930 г.рождения:

 

«Мы родом из Кировской области Волго-Вятского района. До Хомы мы ехали на грузовике, а оттуда на лошадях добирались до Мыгдылгена. Жили в деревянном бараке. Моя мать Наталья Михайловна 1908 г. рождения работала по найму Прибайкальского Золотопродснаба с 20 июля 1937 г., затем на старательских работах. В апреле 1950 г. ввиду сокращения работ переехала в Хоринск.

 

До войны 1 г. золота стоил 9 руб.60 копеек. В годы войны цена доходила до 300 рублей. Горным мастером был Мокин, на складе работал Губачев.

 

Когда началась война, в первый день забрали многих мужчин. Остались работать женщины да подростки.

Из воспоминаний Труневой Анны Евграфовны, 1931 г.рождения: «В 1949 г. после окончания курсов радистов в г.Улан-Удэ я поехала работать на метеостанцию в Замакту. Тогда мои родители жили в Усть-Хоме. Начинала я учеником, затем работала радистом-наблюдателем. Тогда на метеостанции работали: начальником Повидайко Сергей Перфильевич, радистом – Золотухин, наблюдателем – Плотников И.И., радистами – Черепанова Ира и я. Прожили мы там до 1957 г. Поселка уже не было».

 

В Замактинской школе работал молодой талантливый парень Филиппов Александр Федосович, 1921 г.рождения, уроженец с.Верхние Тальцы. После окончания с отличием десятилетки с 1939 г. работал учителем. В 1941 г. ушел добровольцем на фронт, воевал в минометных частях, погиб.

 

Из дневника Филиппова А.Ф.:

 

«Вот уже два месяца, как нахожусь на учительской работе в глухой тайге. Пока все идет благополучно. Скучная обстановка здешней жизни нисколько не смущает. Скучать не удается: весь день на работе.

 

6 ноября 1939 г. Вечером ходил в Мылдылген делать на торжественном вечере доклад. Им остались довольны.

 

8 ноября. Положение скверное, уже месяц без гроша в кармане. На дворе мороз, а я в пиджаке и ботинках.

Настроение отнюдь не праздничное».

 

Золото в Замакте добывали круглый год. Зимой делали пожоги, разогревали землю. Работали несколькими бригадами, среди рабочих старателей были женщины: Городилова Н.М., Иванова А.Н., Тимофеенко Ф.Т., Горбунова Н., Косыгина Федосья, старатель Иванова Анна Назаровна в 1945 г. была награждена орденом материнской славы II степени, как мать, имеющая 8 детей.

 

Для хозяйственных нужд и работ на прииске содержали 35 лошадей.

 

Золото намывалось не всегда и не везде. По архивным материалам 1948 г. Замактинский прииск выполнил программу на 60 %, обеспеченность рабочей силой составила 40 %. Шесть дней работали для себя на заработки, а седьмой, выходной, трудились в фонд обороны.

 

Также, как и жители других сел аймака, замактинцы участвовали в выборах. В 1948 г. по Замактинскому избирательному участку №8 насчитывалось 204 избирателя. Дети учились в местной семилетней школе, которая называлась Прибайкальской неполной средней школой. В 1948 г. в школе обучалось 33 человека. Учителями работали Лебедев Н.К., Васильева Е.Г., Квашнина А.В., Ситникова Н.П., Филиппов А.Ф., Мартынова Н.Ф.

 

Со временем основной разрез был вычерпан. Работы на приисках прекращены. Все рабочие стали выезжать за пределы сельсовета на другие объекты. И Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 июня 1950 г. Замактинский сельсовет был ликвидирован, передислоцирован в  п.Зун-Хурай и стал именоваться Зун-Хурайским сельским советом.

 

В настоящее время там осталась только метеостанция, образованная в 1940 г. Это труднодоступная горная станция находится на высоте 1286 м. от уровня моря. Зимой для преодоления расстояния до Замакты ввиду бездорожья и труднодоступности приходится тратить не менее 10 часов.

 

Коллектив метеостанции ведет наблюдения за погодой, каждые три часа отправляет данные, которые затем после обработки используются российскими метеорологическими центрами.

 

Сегодня в Замакте проживают 13 человек.

 

С 1 по 3 сентября 2010 г. здесь была проведена досрочная перепись населения. Первой прошла перепись Позднякова Валентина Алексеевна. Она, коренная москвичка, работала гидрологом на водомерном посту в Малой Курбе, более 10 лет возглавляла коллектив станции. Сейчас она на заслуженном отдыхе (ей 65 лет), ведет домашнее хозяйство. Возглавляет станцию ее сын Михаил. Молодые радиооператоры Юрий Павлов, Екатерина Перевозникова, Владимир Гончаров, техник-метеоролог Иван Маслов, тракторист Василий Поздняков работают слаженно и ответственно.

 

На станции нет телефонной связи, нет приема телевизионных каналов. Электроэнергию вырабатывают дизели. Зимой дизель работает часов пять, а летом для обеспечения бытовых нужд. Изобилие даров природы, богатый животный мир привлекают сюда не только местных рыбаков, охотников, но и российских, иностранных туристов. Так недавно здесь отдыхали туристы из Италии, Австралии, Москвы, Томска, Новосибирска, которых поразили красоты этих мест, гармония отношений человека и природы.

 

Из воспоминаний Безызвестных (Паринской) Полины Васильевны (1926 г. рождения):

 

«Родом мы из с.Козловка Воронежской области. В 1937 г. по вербовке приехали в Бурятию Ишутины, Объедковы, Мананниковы, Воропаевы и другие.

 

До Замакты мы ехали вьюком. Две лошади вьючны и посередине дети, т.е. мы (я, моя сестра Мария и Иван). Там были крутые спуски и подъемы. Одна лошадь провалилась в пропасть. Жили мы в палатках утепленных, в которых стояли двойные нары, посередине большая железная печка.

 

В 1938 г. уехали в Мылдылген, а потом в Булуганск. После Булаганска переселились в Ашангу, там отец строил клуб…

 

В 1938 г. переехали в Хоринск и начали строить мельницу. Живут в селе Хоринск бывшие замактинцы: Тимофеенко Алексей Никифорович, Городилов Никандр Дмитриевич, Ковалева Мария Сергеевна, Андреева Зинаида Герасимовна, Паринская Полина Васильевна, Косыгина Федосья Галактионовна, Грехова Нина Ивановна, трунева Анна Евграфовна, Кривошеев Владимир Кириллович, Кривошеева Ефимия Яковлевна и многие другие, у которых в памяти живет история таежного поселка золотодобытчиков Замакта, поселка, от которого не осталось и следа».

 

Когда-то в северной глуши таежной,

Куда добраться было очень сложно

Возник поселок золотых приисков Замакта,

Где основное населенье было с Запада.

 

Здесь в годы царские, былые

В горах таежных золото искали, мыли.

Со временем поселок разрастался.

Из Томска, Новгорода, Кирова народ собрался

 

Тут по вербовке. Жить начинали

Общежитием в палатках.

Образовался сельсовет в тридцатых,

Куда входили села Мыгдылген, Усть-Хома, Хургота,

 

Шулынгэтэй, Мухор-Горхон, Мойгота и Тога.

В поселке Замакта была своя контора,

Склады, кузнечная и школа,

Пекарня, магазин, клуб, почта,

 

Метеостанция на горе восточной.

Не надо было думать о съестных припасах –

Склады ломились от запасов,

Здесь было все: икра, копчености, колбасы,

 

Сыр, масло, сало, туши замороженного мяса.

Здесь жизнь бурлила и кипела,

И каждый делал свое дело.

Ни разу не было известий

 

О хулиганстве, драках, происшествий.

Дома тогда не запирали,

С доверием друг другу помогали.

Народ был крепкий, трудовой.

 

Сдавалось золото с лихвой.

Его не прятали, не умыкали,

А честно всей бригадою сдавали.

Ведь добывалось золото такое

 

При помощи бутары и лотка,

Породу в тачках вывозили из забоя

Была добыча эта нелегка,

Особенно удачлив был Фока Степанов.

 

Он в каждой пади первым избу ставил,

Бывало, с радости в карьере

Горстями целыми разбрасывал конфеты.

Физически был сильным, своенравным,

 

Но толк знал в золоте он справно.

Богатый был Фока Степанов,

Ходил весь в плюше и широких шароварах,

И на гармошке мог сыграть,

 

Любил себя он показать.

Запасы ящиками. Бочками держал:

(кета, колбасы, спирт, халва).

Ведь надо было содержать семью –

 

Детей десяток и Авдотьюшку жену.

Он был причудлив – такова народная молва.

Однажды на курорте – вот дела –

Цыганка молодая его приворожила, обвела,

 

Пока на речке он купался

Без дорогих нарядов он остался.

Однажды за ударную работу

Старательского конюха Лифана

 

Отметили вельветовой толстовкой,

Награда вручена, казалось бы, без изъяна,

В тот день в поселке не было Лифана,

А получила приз его жена

 

И вместо благодарности так рьяно:

«Да здравствует Лифанова толстовка!» -

Довольно громко в зале прокричала,

Подняв в руке свою награду –

 

Вот смеху было до упаду.

И долго средь народа случай тот

Ходил из уст в уста как анекдот.

На небольших и дружеских пирушках

 

Отчаянные девки пели всем частушки:

Я приведу одну про Губачева.

(Все знали мастера такого):

«Лягу спать я на кровать,

 

На железну койку,

Приглашу я ночевать

Губачева Кольку».

 

Здесь в Прибайкальской семилетней школе

Работать начал пред войною

Молоденький, талантливый учитель

Александр Федосеевич Филиппов,

 

Но не успев двух лет здесь проработать,

Ушел на фронт он сразу добровольцем.

Прислав два-три письма, погиб.

Остался от него свидетель жизни той – дневник.

 

Природа здесь красивою была,

Поселок окружала Лысая, Прощальная гора.

Не доходя до базы перевалочной немножко

Изгибами дорога называлася «гармошкой».

 

Жизнь в Замакте была чудесна

Средь красоты нетронутого леса,

Который полон был зверей и ягод, и орехов,

Что наступить бывало страшно,

 

А повстречать медведя не опасно.

Охотились на белку, соболя и лося,

А счета засоленной рыбы не велося.

Здесь славились заготовители пушнины,

 

И из лосиного мясца вкуснейшей солонины.

Толчеными орехами тут чай белили

И бочками грибы солили.

 

А в Хоринске, в труневском доме

Была заежка для приезжающих из Хомы.

И для старателей здесь грузы оставлялись,

Которые потом на прииск доставлялись.

 

Махалов Павел делал ящички с замком.

Возили золото для сдачи в нем.

И до сих пор рассказы живы

В воспоминаньях старожилов.

 

Рассказала Гармаева Татьяна Филипповна,

1951 г.р., педагог, краевед

Просмотров: 6859

Комментарии

Для добавления комментариев необходимо авторизоваться на сайте
Добавить материал

Родное село
Цель портала - объединение всех кто любит свое село, у кого болит сердце за его будущее, кто не хочет забывать свои корни.
e-mail:
Яндекс.Метрика
Создание сайта -